LOGIN

LIFE

The Notorious Bettie Page

До своего дебюта в кино, Мэри Хэррон писала о рок-музыке. Она участвовала в создании первого панк-журнала Punk и была первой американской журналисткой, взявшей интервью у Sex Pistols.

Хэррон написала историю группы Velvet Underground для газеты New Musical Express, а также историю Энди Уорхола и его «Фабрики» для музыкального издания Melody Maker. Она была музыкальным критиком в газете The Guardian, театральным критиком в газете The Observer, телевизионным и рок-критиком в The New Statesman. Мэри Хэррон работала над тележурналом новостей, когда впервые наткнулась на историю Бетти Пейдж в 1993 году.  «Я никогда не слышала о Бетти Пейдж, — вспоминает Хэррон. — Я стала читать разную литературу о ней и была очень заинтригована ее историей. Она приехала из Нэшвилла, а я знаю Нэшвилл очень хорошо. Меня сразу же заинтересовали сексуальный и религиозный аспекты ее истории, и тот факт, что она исчезла, а потом снова стала знаменитой».

Хотя Хэррон не удалось убедить своих телевизионных боссов сделать сюжет о Бетти Пейдж, история этой женщины ей запомнилась. В итоге она решила изобразить жизнь Пейдж в художественном фильме и привлечь в качестве соавтора сценария актрису и сценаристку Гиневир Тернер («Ловись, рыбка!»). Хэррон и Тернер посвятили сценарию много лет, работая над ним в паузах между другими проектами. Среди этих проектов были фильмы Хэррон «Я стреляла в Энди Уорхола» (1996) о Валери Соланас, которые принесла свои радикалистские манифесты на «Фабрику» Энди Уорхола, а потом совершила покушение на его жизнь, и «Американский психопат» (2000) — полная мрачного юмора экранизация скандально известного романа Брета Истона Эллиса.

В сценарии «Непристойной Бетти Пейдж» Хэррон и Тернер стремились изобразить не только жизнь Пейдж, но и ее эпоху. Для Хэррон история и биография отдельного человека тесно связаны — особенно, когда этим отдельным человеком является женщина, родившаяся в 20 веке. «Я абсолютно убеждена, что жизнь женщин столь радикально изменилась в 20 веке, что очень трудно отделить личную историю конкретной женщины от времени, в которое она жила, — говорит режиссер. — Если вы — женщина 20 века, а я говорю как одна из них, год, в который вы родились, оказал радикальное влияние на вашу дальнейшую жизнь. Если бы Бетти Пейдж родилась десятью годами позже или десятью годами раньше, ее жизнь была бы другой».
Фильм рассказывает о годах славы Пейдж, 1950-х, — периоде американской истории, ставшем синонимом конформизма и подавленных желаний. Но это была также и эпоха голливудских секс-богинь Мэрилин Монро, Джейн Расселл и Джейн Мэнсфилд. Мачеха Хэррон, которая была актрисой, работавшей по контракту со студией «Фокс», предоставила свидетельство из первых рук. «Она сказала, что в это время, если ты была красивой девушкой с большой грудью, люди просто отдавали тебе все, словно мир принадлежал тебе. В этот короткий период, — говорит Хэррон. — сексуальная девушка была своего рода культурным феноменом. Однако роль женщин и то, что им разрешалось делать, было очень ограниченным. Если бы Бетти не стала девушкой с обложки, она была бы машинисткой или секретаршей. Бетти признавала ценности своего времени: она понимала, что ей суждено завести мужа и детей, но она была свободным духом, прирожденной представительницей богемы. Фотографии Бетти отражают эту двойственность: она похожа на Бетти Крокер, выходящую с подносом пирожных, и в то же время позирует с хлыстом. Она была такая обычная и в то же время очень сексуальная».


В фильме Бетти Пейдж — женщина, олицетворяющая две американские навязчивые идеи — секс и религию, и, похоже, живет, легко их сочетая. То, как Хэррон трактует религиозность Бетти, частично явилось результатом того, что она жила в Нэшвилле, когда ее отец был первым исполнителем песни «Hee Haw». «Все, что я читала о Бетти и что знала о Нэшвилле, наводило меня на мысль, что она всегда была религиозной. В этой части Юга сильна религиозная культура. Для бедных церковь играет особую роль: когда у тебя нет друга, ты находишь друга в Иисусе. Это религия как утешение, как убежище. Бетти могла быть моделью, позировать и продолжать верить в Бога. Это было ее второй натурой», — говорит Хэррон. Фильм «Непристойная Бетти Пейдж» отвергает современную тенденцию строить повествование на причинных связях и психологизме. «Очень многие кинобиографии пытаются объяснить все сложное и таинственное в их героях в категориях детской травмы. Я не хотела такого упрощенного подхода, не хотела сводить жизнь Бетти к популярной психологии. Я хотела, чтобы была какая-то тайна и неоднозначность, — говорит Хэррон. — Разумеется, это моя интерпретация жизни Бетти, потому что был произведен отбор, и я предпочла выделить одни события ее жизни за счет других. Но я не пытаюсь дать окончательный ответ на вопрос, кем была Бетти, потому что не думаю, что он существует. Мне кажется, правда о Бетти заключается в ее противоречиях».
Сценарий был одобрен Памелой Коффлер, Кэти Раумел и Кристиной Вашон из компании Killer Films, которая продюсировала картину Хэррон «Я стреляла в Энди Уорхола». «Наш опыт с фильмом «Я стреляла Энди Уорхола» был таким позитивным, что мы безусловно хотели снова работать с Мэри, — подтверждает Коффлер. — Мэри обладает поразительным чутьем на подлинные детали и атмосферу эпохи. Она успешно изобразила 1960-е и окружение Уорхола через историю Валери Соланас. В показе сексуального пейзажа 1950-х она использовала Бетти Пейдж и то, кем она была, поставила вопрос о том, кем она была, не считая обязательным давать на него ответ». В фильме «Непристойная Бетти Пейдж» прослеживаются случайные встречи и спонтанные решения, которые способствовали карьере Бетти. Нам показывают, как непреднамеренно создавался секс-символ в обстоятельствах банальных и подчас в совершенно домашней атмосфере. Первая работа Бетти в клубе фотографов приводит ее в милый пригородный дом, где она позирует в гостиной. Фотографам запрещено прикасаться к моделям под угрозой исключения, и они говорят «пожалуйста», когда просят девушек повернуться так или этак. В студии Ирвинга и Полы Кло обстановка еще более семейная: веселые групповые обеды и съемки садомазохистских фильмов становятся своего рода отдыхом за городом.

«В этом фильме создание объекта поклонения — весьма непреднамеренный процесс. Бетти случайно получает эту работу. Просто оказывается, что она хорошо ее выполняет, — размышляет Хэррон. — Вы видите веселую атмосферу, в которой создавались эти по общему мнению страшные, ужасные фильмы. Для их создателей это просто забава. И они веселятся, делая их. Это происходило не в обшарпанных задних комнатах. И снимали их люди, с которыми она дружила. В фильмах не было мужчин: там дурачатся только девушки, по крайней мере, в тех, где снималась она». Хэррон тщательно собирала голые факты, когда нужно было проиллюстрировать повседневную реальность жизни и эпохи Бетти. Режиссеру удалось поговорить со многими, кто знал Бетти, в том числе с престарелой Полой Кло, которая приближалась к финалу своей жизни. Сын Полы также поделился ценными воспоминаниями и соображениями о студии Кло и их бизнесе, который был по сути семейным. Хэррон съездила в Нэшвилл и посетила школу, где училась Бетти, ее брата и ее первого мужа Билли Нила. Ее старый друг Сэм Грин, который создал получившие высокие оценки критики документальные ленты, включая номинированную на премию Киноакадемии «Погоду под землей», присоединился к проекту, чтобы помочь в сборе материала. Среди прочего Грин раздобыл стенограммы слушаний сенатского подкомитета по проблеме порнографии, и Хэррон дословно перенесла в фильм прозвучавшие там выступления.

Когда сценарий был завершен, в качестве сопродюсера к проекту присоединилась компания HBO Films. Начался подбор актеров, и Гретхен Мол была одной из многих актрис, которые получили сценарий. Мол почти ничего не знала о Бетти Пейдж — за исключением фотографии темноволосой женщины с челкой в купальнике из меха леопарда. Но несколькими годами раньше она видела телевизионный документальный фильм о девушке с обложки. «Я запомнила, что в финале она приблизилась к нам, а затем изображение ушло в затемнение: она не хотела, чтобы кто-то ее видел, — говорит Мол. — Мне запомнилось, что у нее был очень сильный южный акцент. А когда, видишь эти фотографии, никогда не подумаешь, что эта девушка будет так говорить».
Актриса раздобыла копию этого документального фильма и прочла биографию, написанную Карен Эссекс. То, что она узнала, еще больше утвердило ее в желании сыграть роль. «Я чувствовала родство с героиней. Внешне она была другим человеком чем тот, которого я открыла для себя даже по часовому телевизионному фильму. А потом я прочла книгу Карен Эссекс, увидела почерк Бетти, услышала ее голос и просто подумала: «Она — деревенская девушка». То, как сложилась ее жизнь, как происходили с ней всякие вещи, — я почувствовала, что это женщина, которую я могла бы понять. Я уверена, что многим молодым женщинам это знакомо. Ты делаешь одно, и это приводит тебя к другому. Есть так много разных дорог, по которым ты можешь пойти. А потом Бетти просто перестала быть объектом поклонения для людей».


Хэррон восхищалась актерскими работами Мол, но признается, что не сразу увидела эту стройную белокурую актрису в роли знаменитой брюнетки Пейдж. Потом Мол пришла на прослушивание. Хэррон вспоминает: «Гретхен интуитивно понимала Бетти, и это стало очевидно уже на самом первом прослушивании. Гретхен не играла секс, она играла радость от позирования. Мне кажется, она инстинктивно поняла, что именно этот было сущностью Бетти: удовольствие, которое испытывала Бетти, демонстрируя себя, удовольствие, которое ей приносили позирование. Удовольствие, которое испытывала Бетти от своего тела. И еще были безмятежность, дружелюбие и добродушие. И невинность, которую было очень важно показать. Когда Гретхен надела парик, я была ошеломлена: она была так похожа на Бетти».

Коффлер хвалит способность Мол наполнить спокойные, одинокие моменты жизни Бетти драмой и смыслом. «Гретхен передает очень многое, не заполняя при этом собой всю сцену. Она просто все впитывает, почти также, как это делала ее героиня в жизни. Гретхен делает для вас интересной героиню, даже если вы все время не до конца понимаете, что происходит». Помимо Мол в картине снялся ансамбль актеров, которые воссоздают окружение Бетти. Лили Тейлор, исполнявшая главную роль в фильме «Я стреляла в Энди Уорхола», играет Полу Кло — материнскую фигуру, но в то же время очень умную особу, которая ни на минуту не перестает быть деловой женщиной. Коффлер несколько раз встречалась с реальной Полой Кло, когда будущий продюсер только что закончила колледж. По работе она часто должна была посещать фирму Movie Star News.

«Я была совершенно заворожена этим местом, которое, казалось, принадлежало другому времени, — вспоминает Коффлер. — Заправлявшая там женщина курила одну сигарету за другой, у нее была высокая прическа и ярко накрашенные красные губы. Она была капризной и нетерпеливой, но явно находилась в своей стихии». Конечно, потом Коффлер поняла, что эта женщина была Полой Кло. «Лили — идеальная актриса для этой роли. Я могу представить себе Полу в юности, обладающей сердечностью Лили, но деловой и жесткой». Джаред Харрис, еще один актер из ленты «Я стреляла в Энди Уорхола», играет другую легенду истории эротики — Джона Уилли, алчного фетишиста, иллюстратора и фотографа. «Джон Уилли был потрясающим персонажем, — отмечает Хэррон. — Он был замечательным художником, а его фотографии — очень красивые фетишистские снимки, пронизанные подлинной эротичностью. Моя любимая сцена в фильме — когда Бетти связана и беседует с Джоном Уилли об Иисусе. Здесь виден огромный контраст между его приземленностью и его интересом к ней и ее духовной жизни. Его действительно интересует ее жизненная философия, интересует, как она делает то, что делает, и кто эта девушка?»

Хэррон писала роль английской модели Макси для Кары Сеймур, сыгравшей в ее фильме «Американский психопат». В остальных ролях заняты известные актеры Крис Бауэр (Ирвинг Кло), Дейвид Стретерн (Эстер Кефовер), Сара Полсон (Банни Йигер) и Джонатан Вудворд (актер Мартин, бойфренд Бетти). Коффлер считает инстинкт Мэри Хэррон в подборе актеров безупречным. «Мэри тщательно выбирает актеров на эти роли, и они просто идеальны. В актерах она ценит невероятный дар, которым обладает, например, Джаред Харрис: он делает живыми свои сцены и становится своим героем за очень небольшое экранное время. У него короткие, интересные сцены, но он просто живет в фильме, как и Кара Сеймур. Бывают артисты с одной репликой, которые производят подобное впечатление и помогают создать на экране целый мир».

Точное воссоздание мира 1950-х — основа режиссерской концепции в фильме «Непристойная Бетти Пейдж». С самого начала Хэррон видела его черно-белым со всего несколькими сценами в цвете. «Черно-белая гамма придает ему ощущение прошлого, что было крайне важно. При входе в этот черно-белый мир вы получаете сигнал, что возвращаетесь назад во времени. Это совершенно непохожий мир. Нравы, ценности, образ мышления, отношение к женщинам и сексу: многое непохоже. Но есть, конечно, и вещи, которые не изменились, — смеется Хэррон. — Те же самые вопросы, которые неожиданно вышли на первый план в американской культуре. Но это была совершенно другая эпоха».
Хэррон и оператор Мотт Хапфел отсмотрели многочисленные фильмы, когда решили, что в их картине точность фактов должна соединяться со стилем 1950-х годов. Они смотрели малобюджетные «нуары» режиссера Сэма Фуллера, в том числе «Арест на 101-й улице» и «Преступный мир США». Сочный, очень интенсивный цвет мелодрам Дагласа Серка был главной отправной точкой для эпизодов, показывающих Бетти во Флориде и, в частности, ее религиозное возрождение. С технической точки зрения их фильм тоже восходил к 1950-м. Хэррон использовала 35-миллиметровую черно-белую пленку вместо того, чтобы переводить цветное изображение в черно-белое. Пленка для цветных эпизодов была схожа со старой пленкой Technicolor, которая уже не производится. Для воссоздания садомазохистских фильмов семейства Кло, включая «Наказание Салли» Хапфел использовал старую ручную 16-миллимитровую камеру с черно-белой пленкой, которая напоминала пленку супер-8, на которую снимались оригиналы. Хапфел также применил старый голливудский подход к освещению. «Когда мы снимали на улице, то везде расставляли осветительные приборы. Мы установили огромные прожекторы на пляже в Кони-Айленде, огромные прожекторы в ночной сцене у воды в Майами. В наше время экстерьерные сцены снимают очень натуралистично, и мало используют искусственное освещение. Но мы это сделали, поэтому сцены автоматически приобрели слегка театральный и стилизованный вид, чего мы и добивались. Все выглядело как в старом кино».

Тщательное исследование материала было важным для всех аспектов фильма. Хэррон отмечает: «От прекрасных эскизов художника-постановщика до реквизита и одежды все глубоко погружено в эпоху. Я убеждена, что надо познакомиться с литературой времени, его массовой культурой, событиями, чтобы правильно передать, как люди разговаривали и как они думали». Мол указывает, что тот самый стиль одежды, который принес Бетти дурную славу, сейчас легко можно встретить в магазинах в любом крупном городе. «Когда ходишь по улицам Нью-Йорка, там масса маленьких магазинчиков типа Fantasy World, а на манекенах — эти странные наряды. Сегодня для нас это всего лишь наше второе я. Но в то время в этом было что-то подпольное, очень подрывное».
«Непристойная Бетти Пейдж» снималась в Нью-Йорке и Майами в течение 32 дней. На протяжении фильма Мол воссоздает многие знаменитые позы Бетти. Мы также видим съемки фильма «Наказание Салли» и черно-белые сцены из законченного фильма. Мол говорит, что съемки этих сцен происходили весело, как и съемки оригинала. «Если смотреть оригинал много раз, понимаешь, что они старались не рассмеяться. Это похоже на поведение девочек, заночевавших у своей подруги. Когда ты сама так одеваешься, то забываешь об этом через пять минут. Когда идешь перед съемочной группой, чувствуешь себя незащищенной, но через пять минут ощущаешь себя так, словно ты в костюме. Это очень забавно».

Чтобы дополнить одиссею Бетти и передать характер ее эпохи была тщательно подобрана музыка. «It’s a Good Day» в исполнении Пегги Ли служит аккомпанементом для съемок «Наказания Салли», а «An Occasional Man» Джери Садерна сопровождает роман Бетти и Армана в Майами. «Мне нужны были разные певицы, разные женские голоса для разных периодов ее жизни, — поясняет Хэррон. — Песня Пэтси Клайн «Жизнь подобна горной дороге» /Life Is Like a Mountain Road/ была включена в сценарий. Она очень соответствует духу Бетти, ее вере и стойкости, с которой она продолжала идти вперед. Ведь она скиталец. Она всегда была в пути, садилась на автобус, ехала в другое место, когда происходило что-то плохое».

Тщательная работа во время монтажно-тонировочного периода была необходима, чтобы усилить историческую атмосферу. В отдельных местах была вмонтирована старая кинохроника, воссоздающая исчезнувшие дорожные знаки и пустые шоссе, а также весело освещенную Таймс-сквер. Старая оптическая техника была использована для создания наплывов и уходов в затемнение, этот трудоемкий процесс практически исчез из современного кино. «В Нью-Йорке есть только один человек, кто это делает, но эти монтажные переходы, по-моему, прекрасны, — говорит Хэррон. — Мы сравнили эффекты, выполненные на компьютеры, с оптическими, и оптические выглядели более старыми и органичнее. Возможно, наш фильм был последним, в котором использовалась эта техника, и это позор, потому что результат прекрасен».

Как считает Коффлер, неослабевающее внимание Хэррон к деталям помогло создать фильм, приносящий неповторимое наслаждение. «Этой картиной наслаждаешься как старым фильмом. В ней так красиво передано ощущение кино той эпохи, которую изображает Мэри. Такова Мэри: она обладает уникальной способностью добиться этого». Наконец, фильм «Непристойная Бетти Пейдж» предоставляет возможность восхищаться бесконечно очаровательной женщиной, которая говорила перед камерой так, как это делали очень немногие. Через 55 лет после того, как она позировала Джерри Тиббзу на пляже в Кони-Айленде, Бетти Пейдж совершенно не утратила своего магнетизма. «Бетти была объектом поклонения тогда, она остается им и сейчас. Ей восхищаются по-другому и по иным причинам, — говорит Хэррон. — В ней есть что-то, что задевает нас за живое».

 Чычаліна Чыпалінава

January 11, 2012

keywords: , ,

printe-mailshare

advertisement