LOGIN

TEXT

Highlights 2015: Chapter 3

Неравнодушный к музыке белорусский поэт, латвийский кинокритик, королева тяжмет-журналистики и восходящая звезда альтернативного шансона вспоминают, зачем они прожили этот год.

414952 P’tit Quinquin by Bruno Dumont

 

Дмитрий Ранцев, кинокритик (Латвия)

10167

Персональные итоги 2015 года

Книги

Мо Янь. «Большая грудь, широкий зад». 1996

Грандиозное эпическое полотно лауреата нобелевской премии, знаменитого современного китайского писателя. В этой книге впечатляет, как, будучи заядлым постмодернистом, Мо Янь с блеском реанимирует «большой романный стиль». Впрочем, постмодернистский дискурс пронизывает повествование — понятно, что такое не могло бы быть написано на полвека раньше. Лирик и циник, китайский автор в удивительно точных пропорциях смешивает, казалось бы, несопоставимые речевые пласты, чтобы при помощи семейной саги тотально гуманизировать оптику глобального ракурса.

Линор Горалик. «так это был гудочек». 2015

Линор в этом сборнике обратилась к опыту стилистической мимикрии, что поначалу вызывает странные ощущения – читателю местами дискомфортно, поскольку не вполне ясно, где тут голос собственно автора и каков вектор авторского месседжа. Однако при внимательном чтении позиция «говорящего» прорисовывается все отчетливее, хотя от этого ее не становится проще дефинировать. Разнообразие поэтических приемов, порой даже кажущееся неким случайным набором, в итоге складывается в непростой узор ментальных и душевных состояний с узнаваемой щемящей интонацией. Хочется привести одно стихотворение.

Виталию Пуханову

Первородно нагрешили мамы-папы там, где жили;

тем, что здесь когда-то жили, перед нами нагрешили:

тем, что нас родили здесь.

Это — грех наш первородный, в каждом доме однородный:
кто вкусил добра народна —

кильки кровной, пива водна,

водяниста киселя, —

тот познал, чего не надо.

До дружины, до детсада,

до корявых ходунков, до вонючих ползунков, —

там, в раю перинатальном

мы узрели взглядом дальним

мамы-папы наготу

перед бабами в парткоме,

перед стройками на Каме,

перед танками на Пресне,

перед «мерсами» на тёрке, —

и за это навсегда нас родили вот сюда:

то бежать, а то лежать,
в муках Родину рожать.

Сэмюэль Беккет. «Первая любовь. Избранная проза». 1945–1976

Малая проза еще одного нобелевского лауреата, в 2015 году собранная и переведенная с французского (перебравшись во Францию, Беккет начал писать по-французски) Марком Дадяном, представляет собой интерес в первую очередь для преданных поклонников писателя, к коим себя с удовольствием отношу. Дело в том, что больше, чем наполовину, текст пересекается с изданным в 1989 году сборником «Изгнанник». И пересечение идет как раз по основным рассказам, таким как «Первая любовь». Остается с упоением перечитывать, удивляться, сравнивать русские версии, периферийно осознавать, как в 1989 году при переводе все еще приходилось прибегать к эвфемизмам и добиваться тем самым чрезмерного изящества, но тут же ловить себя на том, что перевод Дадяна точнее, и радоваться новой встрече с великим ирландцем.

Эллендея Проффер Тисли. «Бродский среди нас». 2014

Нашумевшая книга, в которой жена и верный соратник главы издательства «Ардис» Карла Проффера вспоминает о том, каким непростым человеком был, извините, еще один нобелевский лауреат. Книга весьма интересная по фактологическому материалу, но оставляет двойственные ощущения. Во-первых, это чувство благодарности Профферам за то, что Иосиф Бродский в Америке смог вести достойный образ жизни и оставаться великим поэтом без устаревшего флера бытовых лишений. Во-вторых, некоторая неловкость и даже тягостность не вполне объяснимого толка, что приводит к желанию просто перечитывать стихи Бродского.

 

Кино

Брюно Дюмон. «Малыш Кенкен». 2014

Не пропускаю и категорически советую всем не пропускать ни одного фильма выдающегося французского режиссера современности. Дюмон пришел в кино из философии в достаточно позднем для начала карьеры возрасте и снял семь полнометражных шедевров, когда ему предложили поработать для телевидения. Так на свет появился мини-сериал из четырех эпизодов. Можно было бы сказать, что режиссер здесь идет на уступки смотрибельности и прибегает к компромиссу в плане внятности изложения. Действительно, детективная история, пропущенная через призму детского взгляда, кажется чуть ли не семейным зрелищем. Но настораживают некоторые сугубо «дюмоновские» маячки — начиная с хрестоматийной парочки вечно-не-в-себе полицейских и заканчивая чересчур привычным для режиссера радикальным уходом от всяческой вербальности в том, что касается сущностной основы. Возможно, для самого Дюмона все это было в некотором роде авантюрой, но результат того стоил — он раскрыл новые и неожиданные грани подобного формата и не упустил случая иначе репрезентировать свой талант.

Питер Гринуэй. «Эйзенштейн в Гуанахуато». 2015

Не самая выдающаяся картина британского мэтра запомнилась тем, что на ее рижскую премьеру Гринуэй явился лично, что дало мне возможность познакомиться с классиком и некоторое время непринужденно с ним пообщаться. Достоинства и недостатки же самого фильма представали передо мной именно в этом свете. Словом, спасибо обстоятельствам, Эйзенштейну и Гринуэю.

Андрей Звягинцев. «Левиафан». 2014

Этот фильм вызвал множество споров, большая часть которых так или иначе затрагивала политический контекст. Мне показалось интереснее не поддаваться веянию момента, а попытаться понять работу Звягинцева как самодостаточную кинематографическую единицу и разглядеть в ней потенциал для вневременного восприятия. Поэтому мне кажется, что это сильнейшее произведение кинематографического искусства — с глубокими смыслами, серьезными подтекстами, тонко нюансированными драматургией и способами визуального воздействия, с филигранно проработанными, а порой изобретенными выразительными средствами. Картина вдохновила меня на рецензию, с которой можно ознакомиться здесь.

Паоло Соррентино. «Молодость». 2015

Так получилось, что 2015 год в каком-то смысле прошел для меня под знаком Соррентино. Удалось просмотреть ряд ранних работ самого топового нынче «оскароносного» итальянского режиссера, среди которых буквально поразила лента «Последствия любви» (2004). Минималистичный по эмоциям, очень загадочный фильм с уникальной харизмой (в этом фильме отличающейся сдержанной мощью) Тони Сервилло (исполнитель главной роли в «Великой красоте»). В «Молодости» же вольный визионерский дух Соррентино вовлекает зрителя в фантастические по легкости и в то же время по накалу игры всерьез, которые приводят опять-таки к бурным спорам, позволяют безоговорочно наслаждаться величественным по размаху зрелищем или же вновь вдохновляют на написание рецензии.

Музыка

Mark Turner Quartet. «Lathe of Heaven». 2014

Изданный лейблом ECM и записанный с соответствующим фирменным звучанием альбом стал настоящей «жемчужиной» в моей коллекции джазовых компакт-дисков. Созданная одним из лучших современных саксофонистов Марком Тернером «прохладная», тяготеющая к тональной скупости музыка хороша именно как торжество самодостаточной аранжировки, где бал правят духовые. Саксофон Тернера и труба талантливого Авишая Коэна сплетаются в воздушные орнаменты, осуществляя незатейливые переходы от созвучий к контрапунктам, пускаясь в приключения синкоп, пауз и протяженностей. Минорное начало вкупе с бережливостью к каждой ноте создают совершенно завораживающую атмосферу с ни на секунду не отпускающим медитативным пульсом.

Ravi Coltrane. «Spirit Fiction». 2012

Рави, сын легендарного Джона Колтрейна, тоже вырос в крепкого саксофониста, улавливающего самую суть джазового духа. Данный диск — очень «упругий» альбом: тут современный джаз выходит на скользкую дорожку заигрывания с архаикой, но шикарно удерживается в постбоповском драйве. Надо отметить, что этому во многом способствует великолепный контрабасист Дрю Гресс. Главная же радость для меня здесь — участие в записи, возможно, лучшего трубача современности Ральфа Алесси. Именно он добавляет в общее ощущение музыкального гурманства важную интонацию парадоксальности и творческой неуспокоенности.

Angelica Niescier. «Quite Simply». 2011

Немецкая саксофонистка — мое главное персональное открытие 2015 года. Помимо саксофона на диске звучат ударные и контрабас. И Ангелика умело вступает в равноценный диалог с каждым инструментом, при этом добиваясь максимального насыщения акустического пространства. Однако, несмотря на отдельные соло контрабаса и ударных, внимание сосредоточивается именно на исполнительском мастерстве саксофонистки. Подкупает ее бескомпромиссность, местами переходящая в неистовый напор виртуозности и слома всяческих звуковых благопристойностей. Но надо отметить, что она знает цену каждого нарушения тишины и удачно использует приглушенность как прием, позволяющий сполна насладиться этим сгустком музыкальной энергии, в истоках которого — и фри-джаз, и авангардные поиски, и полнота наследия различных саксофонных школ, и пассионарный личный вклад в разнообразную картину современного джаза.

 

 

Бабс Баберлейнедавно появившийся на музыкальном горизонте всадник андерграундного шансона.

hjkk

Подведение итогов года, особенно  всего,  что касается искусства, история заведомо провальная и несправедливая по отношению ко Времени. Картина закончена в этом году, придумана в прошлом, как и когда к ней автор пришел, неизвестно.

Навязанные извне периоды, разделение жизни по годам не работают. Мне не нравится предложение выделить то, что было актуально исключительно для меня, потому что какое кому дело до моего скромного мнения. Поэтому, выступить в рубрике Highlights 2015 заставляет только желание поделиться, тем что люблю, и попиариться за чужой счет. Но все же, пластинки 2015 выделены в отдельную категорию, чтобы посмотреть, как говорил  Летов , «какое величие эпохи они собой представляют». Никакого, такой мой ответ. Музыка давно утратила свой вес, и имеет значение для тех,  кто ей занимается или истово интересуется.

Все обозначенные мной пластинки 2015, так или иначе, замешаны на прошлом. А в списке они потому, что хотя бы их я послушал больше одного раза. И да, в этом списке только поп-актуальности. Потому как зверское этно, прослушанное в этом году, уберет любую пластинку из этого топа. Да и к вечности оно ближе.

А за неактуальной поп-музыкой прошу пожаловать на

babsbaberley.bandcamp.com

facebook.com/Baberley.Babs

 

  1. KENDRICK LAMAR — to pimp a butterfly

Фантастический, запредельный альбом, уровня What’s going on.

Краткое содержание   сквозной темы его лирики звучит в первые же секунды — every niggah is a star, и это сэмпл из чужой соул-песенки. История и современное положение черного человека в США, за текстами genius.com, где прокомментирована каждая строчка. Жалко, что беженцы из Европы, привозившие этих самых черных рабов, устроили геноцид индейского населения. Некому сейчас рассказать про насаждение христианства и отравленные одеяла.

Но, дальше — больше, George Clinton на пару с Thundercat задают бас, и раздается звонок от Dr.Dre, который напоминает Ламару, кто он есть (в конце альбома придуманный диалог с 2PAC). Джаз, соул, фанк семплы, сверху Кендрик читает и разговаривает, на разные лады и разными голосами. И все очень-очень мягко, бьющего в грудь бита практически нет. Ювелирная подгонка семплов и битов альбому не вредит. И никакого футуризма по части музыки, все это уже слышано. Любая вырванная из него песня не является показательной в смысле саунда. Это целое полотно.

В общем, The blacker the berry the sweeter the juice! Чем чернее ягодка, тем  слаще сок

  1. SUMAC — the deal

Мой двухгодичный роман со стоунером, думом, постгранжем и сладжем увенчался этой пластинкой. Тяжелее и увесистей был только первый KHANATE. Прошлые пластинки Аарона Тернера в составе isis, old man gloom вызывают зевоту. здесь же все сыро, тяжело, медленно, и интересно.

 3. C.W.STONEKING — Gon’ Boogaloo

Каждый год в так называемой «американе»  прибавляется кто-то такой, с лицом служащего похоронного бюро и скрипучими шлягерами. На этот раз из Австралии. Пять лет сочинял и репетировал альбом, чтобы за 2 недели записать . Звучит соответственно.

4. LIGHTNING BOLT — fantasy empire

Тяжелый пружинистый психоделический дуэт баса и гитары. Барабанщик Чипендейл поет как никогда много в свой микрофон, вшитый внутри шапки.

  1. CIRCLE — pharaoh overload    

Финны, рок, краут, джаз. Необходимо предупредить об имеющемся альбоме PHARAOH OVERLOAD circle , сыгранном этими же людьми, но там другая музыка.

6. DESTROYER — poison season

Отличная эстрада, ничего больше. 5 из 13 песен хороши, ну и спасибо. А предыдущий kaputt заслушан до дыр.

 

  1. THE FALL –sub-lingual tablet

Всегдашний мой интерес, а альбом обычный. Прошлогодний был лучше.

  1. KING MIDAS SOUND & FENNESZ

Задымленный, шершавый саунд. Глубокий и густой бас. Спокойный, но не анемичный поток. Хватило ума не превращать весь альбом в трипхоп, как во второй песне. Последний the bug от этих же людей не так хорош.

9. JIM O’ROURKE — simple songs

Никуда не спешащий поп высочайшего класса.

 

Я и 2015:

  1. LESTARI The Hood Collection of Early Field Recordings from Java несмотря на имеющуюся 20дисковую антологию индонезийской музыки, каждая пластинка с музыкой островов вышибает мозг надолго.

 INDONESIA Chants dapaisemant

Музыка утешения, 2015 год

IDJAH HADIDJAH —  SUNDANCE JAIPONG & other popular music

UUN BUDIMAN & the jugala gamelan orchestra — 2006 — banondari.

Иджи Хадиджи, Уун Будиман, если в Индонезии  такая поп-музыка, я хочу там жить

  1. ETHNIC MINORITY MUSIC OF SOUTHERN CHINA

Неважно, какая пластинка, эта или любая другая, вышедшая на лейбле Лорана Жено kinkgong. Этно, записанное в лоб. Самая поразительная музыка за последнее время. Около 150 сд. Уже есть договоренность о покупке всех.

  1. INDIAN TALKING MACHINE 2cd compilation

Только вышедшая компиляция архивов на лейбле SUBLIME FREQUENCIES

  1. DR.JOHN — locked down — руки дошли и до этого 2011 года.
  2. HAYSTACKS BALBOA — первый и единственный альбом.
  3. HARVEY MILK — практически, любой альбом.
  4. NORTHERN SOUL 2cd compilation музыка к фильму об этом чисто британском феномене 70х, когда молодежь собиралась в зданиях выселенных казино и танцевали под соул-сорокопятки, записанные за десятилетие до этого. Как говаривал Джон Купер Кларк, в Северном Соуле не было плохих песен, отбор был строгий, every song is a smash!
  1. SUN RA ARKESTRA — to those of earth and beyond;  in the orbit of Ra.

Одна компиляция собрана Жилем Петерсоном, другая Маршаллом Алленом, обе достойны для начала хорошей дружбы с Сан Ра Аркестра.

  1. KOSTIS — The Jail’s a Fine School. Тюрьма-это хорошая школа. Компиляция Костиса, певца бандитской музыки Греции, рембетики.
  1. MARIN MARAIS —  pices de viole du second livre- 1701.  tous les matins du monde — саундтрек в исполнении JORDI SAVALL. В этом году мои уши дотянулись до этого композитора барокко.
  1. ALESSANDRO MORESCHI. Записи последнего кастрата, невозможно себе представить.
  1. 1970 ALGERIAN PROTO — RAI UNDERGROUND. Музыка преступного Алжира, то, что потом стало называться rai.
  1. OZDAL ORHON. Пьехе до такой эстрады Турции было и тогда далеко.
  2. MOODYMANN — moodymann — прошлогодний дипхаус детройтского колдуна.
  3. MISSISSIPPI FRED  MCDOWELL. Руки добрались, а ушки доросли. Рекомендую Early Recordings или I do not play rock’n’roll. И не забывайте, что были еще Abner Jay и Charlie Patton.

 

Из КИНО могу выделить только INHERENT VICE Пола Томаса Андерсона (и Мастер, и Нефть, и всё, всё). Мощный, мощный. Куда круче своего однофамильца Уэса. ЛЕВИАФАН Звягинцева. Столько критики, сколько вылили на Звягинцева, давно не читал. Но улыбочка прокурора в конце фильма дорогого стоит. Хотя -Елена- лучше-суше, строже, и холодней. Сериалы, куда ушли все, я смотреть бросил.

КНИГИ

Худлит не читаю. Вышел перевод книги «Ретромания»  Саймона Рейнольдса, вот и хорошо.

 

 

Алесь Плотка, паэт.

 11390088_882747838429935_19

Трэнды 2015: хардкор, сучукрліт і гендэрнае пытаннечка

Вершніца — Караткевіч — Алексіевіч

Без сумніваў, для Беларусі гэты год быў надзвычай засяроджаны на гендэрных пытаннях. Не тое, каб жанчыны  адыгралі сабе некую рэальную ролю ў сацыяльных зменах, але ж засвяціліся значна болей, чым звычайна. Гэта там у вас Lean in by Sheryl Sandberg, а тут я працягваю выслухваць супрацоўніц самых прагрэсіўных(?) незалежных медыя і грамадскіх арганізацый, якія гібеюць пад гнётам штодзённых стасункаў. Нацыя, якая перажыла «вершніца-gate» ужо не будзе такой як раней, бо нарэшце большасць пабачыла шанец зраўняцца з меншасцю ў сваіх магчымасцях. А як гэта будзе, і каму наступяць абцасам на фабержэ — пакажа год наступны.

У годзе мінулым я слухаў болей беларускага, чытаў — украінскага, а глядзеў — рускага. Абсалютна не староннік савецкага міфу пра «славянскае братэрства», проста ў гэтым годзе вось так атрымалася.

Слухаць.BY

Re1ikt – Лекавыя Травы. Альбом году ў Беларусі. Шацілаўскія хлопцы з дэльты Бярэзіны аддалі пазыкі сваім караням: музычным і філасоўскім. Бывае, азірнешся, і рамантыкі дызелей, якіх ты памятаеш як правінцыйных дзікуноў, якія ламаюць вакальныя стойкі, а на басу валіць гапарь у трыко (#вернитемнемой2007), сталі прафесійным рок-гуртом. З поўнымі залямі, фан-базай і пулам лаяльных медыя. Бывае, азірнешся, а воск у бабулі-шаптухі ў вадзе стаў мяккім, роўным і прыгожым. Але ж давялося для таго пакамлаць…

На раніцу — Shuma “Жніво” і Disane

Удзень — Trubetskoy, МутнаеВока і Бедлам444

Увечары — Flashing Yellow і Take the cookies

Уночы пад коўдрай — Zolki Band і Sakramant

 

У пачатку наступнага года варта не прапускаць драйвовыя падзеі:

— прэзентацыю альбома ТТ*34, бо на канцэрце 31.10 Любамір дакладна акрэсліў, хто сёння ёсць рэальным фронтмэнам гомельскай сцэны. Best, fucking best, bro.

— прэзентацыю першага беларускамоўнага альбома гурта Naka. Таму што Купала належыць народу, а лепш мёртвых рокераў толькі рокеры, што выйшлі з залі суда.

— прэзентацыю новай кнігі Валянціна Акудовіча, таму што калі не чытаць яе, то нахалеру ўвогуле папярэднія дзве парады, наступныя два пункты і жыццё Тутака увогуле?

Сёння такія час і месца, калі рокеры сцэнічныя амаль цалкам аддаліся эскапізму розных формаў: партызанка, космас, трасянка, што-заўгодна-толькі-не-рэальнасць-калі-ласка, так-так і сырны соўс і сурвэткі не забудзьце кінуць. Ёсць добрая камунікацыя і канцэптуалізацыя, якія не даюць адказаў на рэальныя пытанні і сярод гэтага поля беларускіх эксперыментаў (з формай, бо зместу як і смерці — няма) філосафы, такія як Акудовіч, выглядаюць як рэальныя мудрыя рок-зоркі ўзроўня Памідорава і Жывалеўскага.

 

Чытаць.UA

Цяпер, калі нам наканец патлумачылі, як трэба пісаць і нас чакае цэльны год культуры,  мы канешне зажывем па-новаму.  Нават калі ў вас пытанні з надыходзячай крызай сярэдняга ўзросту, то пачытаўшы дзённікі Pete Dogerty From Albion to Shangri La вы зможаце быць падрыхтаванымі як след. Жыццё ў трыццаць толькі пачынаецца, нават у такога бадзяжнага бедалагі, як Пеця і дарожныя нататкі — лепшае таму пацверджанне.

Працягнуў сваю пачэсную справу сучукрліт, на якім вырасла не адно пакаленне беларускіх творцаў:

Жадан — Біг Мак і Месопотамія. Перавыданне і свяжак ад патрыярха. Дагэтуль сустракаю людзей, якія сцвярджаюць, што Жадан — найперш паэт. Ціха іржу ў такія моманты, keep calm and go on reading his prose.

Сафія Андруховіч — Фелікс Австрія. Вэлкам ту Аўстра-Вугорская імпэрыя, хлопцы і дзяўчаткі. Вэлюмная кніга пачуццяў і роздумаў на ўскрайку яшчэ адной імперыі.

Юрко Іздрік — Календар любові. Доўгі час я думаў, што аўтар мае ў пашпарце гадкоў дваццаць-дваццаць пяць і моцна здзівіўся, калі даведаўся што амаль удвая больш. Паэт з лепшым дызайнам кнігаў і думаў працягвае нітаваць сваё жыццё ў прыгожыя слупкі.

Іван Семесюк — Щоденник україножера. Калі Re1ikt жылі яшчэ ў Светліку, Іван яшчэ маляваў котак. Потым быў жлоб-арт, Містецькій барбакан і, нарэшце, Люта Справа і гэтае выданне. Літаратурны татэм часу, які засведчыў пераход фэйсбук-рэаліі ў мастацтва. Вядома, што зараз адбываецца працэс перакладу другой кнігі аўтара, Прігоді Павіяна Томаса, на беларускую мову.

Беларуская літаратура: «і кожны выпіў за сябе» (с).

 

Акрамя падзеі году нумар адзін, варта ўзгадаць прэмію Польскага Пэн-цэнтра для Хадановіча (праца літаратурнага «імпарцёра» унутры Беларусі такая ж малашанаваная, як і рэдактарская) і конкурс «Рухавік», які прасеяў болей сотні маладых паэтаў (без графаманіі не абышлося, але падобную жывасць імпрэзаў не можа забяспечыць ні адно літаб’яднанне).

Было выдадзена вельмі шмат добрых мастацкіх кніг, але засяроджуся на трох, каб не адбіраць хлеб літаратурных крытыкаў (не ямо углеводы пасля шостай):

Андрэй Хадановіч — Цягнік Чыкага-Токіё. Досвед пераездаў, параўнальны з Пітам Догерці, хіба не такі самадэструкцыйны. Рэкамендуецца чытаць у дарозе.

Адам Глобус — Гісторыі пра Мінск і ваколіцы. Працяг такой важнай справы падтрымкі гарадскіх легендаў. Чакаем новыя гісторыі ад аўтараў краіны, і не толькі ад Сяргея Балахонава і Віктара Сазонава.

Альгерд Бахарэвіч — Дзеці Аліндаркі. У свеце, дзе ДыКапрыё ніколі не дадуць Оскар, быць Бахарэвічам, напэўна, не так крыўдна.

Важнай літаратурнай падзеяй году стала і кніга паэзіі Стася Карпава, якую ён, гадзёныш,  так і не выдаў. Раней паэты разменьвалі таленты на жанчынаў і марафет, цяпер стала прасцей – ёсць фэйсбук. Апошняя надзея гарадской беларускай літаратуры застаецца няспраўджанай, прынамсі, пакуль.

 

Глядзець.RU

Халера ведае, чаму, але ў гэтым годзе мяне найболей вабіла рускае кіно. Мяркую, гэта падсвядомая падрыхтоўка да таго, што калі заўтра Беларусі настане данбасец, дык трэба разумець сацыякультурны стан новых гаўляйтэраў. За апошнюю пяцігодку рускія накіўбасілі шчодры тузін сур’ёзнага, негламурна-камэдзіклабнага кіно. Кіно не народа-баганосца, але людзей, схільных да самарэфлексіі і разумення таго, што калі галава краіны пакутуе на фантомныя імперскія болі, то метастазы ідуць па целу – народу.

У пракаце можна пабачыць свярдлоўскую трэш-рэаліці стужку Cтрана Оз. Людзі сыходзілі з сеансаў, бо не занадта салодка, мат і трэш — рэалія святочнага замкаддзя. Можна паглядзець «пелевінска-булгакаўскі» Арлеан ці Горка! і Горка 2, апошнія — фармальна камедыі, паспрабуйце пасмяцца без слёз. Пра Дурака і Левіафан, казаць не выпадае — гэтыя стужкі зоймуць з часам месца энцыклапедычных. А таксама Пока ночь не разлучит нас, Елена, Долгая счастливая жизнь — «карціна маслам» пра тое, як гніюць імперыі і людзі.

Каб не губляць веру ў магчымасць пераменаў — можна схадзіць на Шпіёнскі мост (а заадно перагледзець Шпіён, выйдзі прэч) Спілберга пра кейс адваката для савецкага шпіёна Абеля. Коратка пра стужку — сціплая геніяльнасць. Ну, ці паглядзець англійскі Pride, таксама заснаваны на рэальных падзеях. Пра тое, як шахцёры аб’ядналіся з ЛГБТ. Пакажыце сваім сябрам з апазіцыі і спытайце, ці яны горшыя за шахцёраў у справе пабудовы кааліцый?

Было б нешчыра сказаць, што пятнаццаты год аўтар правёў без апантанасці сваімі ўласнымі актамі: кнігай Байсан і альбомам TerraKod — Paspality. І той і другі праекты чакаюць вялікія перамены. Перачытаў/пераслухаў — задаволены. Чаго жадаю і вам у наступным годзе — быць у гармоніі з сабой.

 

 

Анастасия Самотыя, создатель и бессменный редактор hitkiller.com

To6qH7Wc

 

Субъективные итоги года

Время прошло, как обычно, слишком быстро, слишком суетливо, в некоем сумбурном желании успеть все и сразу: путешествия, книги, вечеринки, встречи, проекты — и, как обычно, много-много музыки. В 2015-м я ставила ряд личных рекордов по посещению минских концертных мероприятий — по четыре, а то и пять подряд в неделю. Причем не сказать, чтобы как-то устала или перегорела. Адреналин и мурашки по коже — все есть, все свежо, все хочется, и… в общем, в качестве итога эта тоже неплохо.

Ярче прочих запомнились три события (хотя на деле — больше десятка, но утомлять не буду): пробравший буквально до костей, проникновенный, эмоциональный, удивительный концерт ANATHEMA в минском «Репаблике»; сбывшаяся мечта нескольких десятилетий — JUDAS PRIEST в Вильнюсе (о да, старина Роб все еще отлично поет!); и чешский фестиваль Brutal Assault, юбилейное издание которого состоялось при умопомрачительной жаре, едва не стоившей тысячам металистов жизни и здоровья.

В числе альбомов года… ммм… наверняка в этот список должны войти финские думеры SWALLOW THE SUN, выпустившие сразу три альбома под вывеской Songs From The North (дэз-дум, акустика и фьюнерал дум — каждый диск в своей стилистике): та редкая в наши дни группа, что способна удивлять, нестандартно и талантливо работая в, казалось бы, давно изведанных жанрах.

Предсказуемо прекрасен PARADISE LOST The Plague Within — ну да, впрочем, они всегда были в числе самых-самых. Так же предсказуемо вкатили итальянские чернушно-припанкованные мизантропы-депрессивщики FORGOTTEN TOMB: их мрачный, с уклоном (внезапно!) в сладж Hurt Yourself And The Ones You Love если и не бест-оф всей дискографии, то… второй по списку. Хороши релизы MARDUK, SOLEFALD, SUBTERRANEAN MASQUERADE, NAPALM DEATH, FEAR FACTORY, TESSERACT, KYLESA… Настоящую бомбу соорудили поляки LOST SOUL!!! Ну да, впрочем, я увлеклась.

Одним из главных открытий года для себя числю норвежских авангардистов-прогрессивщиков LEPROUS (в 2015-м у них вышел альбом The Congregation): после выступления в Минске на разогреве DREAM THEATER эта группа несколько недель не покидала наушники. Они просто гениальны!..

Клип года: LINDEMANN Praise Abort. Эпатажный кайф.

Настроение года: TESSERACT Survival.

Фильм года: пресловутый «Левиафан» Андрея Звягинцева. В наше сложное, контрастное время почему-то чаще хочется смотреть в зеркало… и «Левиафан» — вероятно, из числа таких зеркал.

В кино ходила на удивление нечасто — ну и из «чисто киношных» премьер могу выделить, наверное, мелодраматичный готично-романтический ужастик «Багровый пик» Гильермо дель Торо. Чертовски красиво, хотя от смешения жанров временами становится дурновато.

Сериал года: вторая часть «Настоящего детектива». Совершенно отличная от первого сезона, но по-своему крутая, с хорошей динамикой и впечатляющими сюжетными наворотами.

Какое-то время изучали с мужем такой киножанр, как снафф. Хм.

Из книг читала/перечитывала в основном классические романы; также полностью освоила библиографию любимого Паланика. На изломе лета внезапно подсела на творчество Владимира Сорокина — повести, рассказы, пророческие, как оказалось, романы… в какой-то момент пришлось этот заплыв прекратить — ввиду ощущения, что реальность начала давать трещину. Открыла «Убить пересмешника». Успокоилась.

Литературное разочарование года: отвратительный роман «Амстердам» Иэна Макьюэна. Эта книга в свое время получила Букеровскую премию, и неоднократное попадание в списки «маст рид» таки заставило ее скачать. На поверку оказалась пошлая, притянутая за уши, неубедительная праздная ерунда, оставившая в недоумении: ребят, ну вы, что, ну серьезно?..

Музыкальное разочарование года: плохой звук на давно и с нетерпением ожидавшемся концерте LINKIN PARK.

Личное разочарование года: на почве политических и социальных потрясений разочаровываешься в знакомых людях. Не первый год, впрочем.

Цитата года: «Скажи мне, чей Крым, и я тебе скажу, кто ты» (с) УНДЕРВУД

Перевоплощение года: пересмотреть «Залечь на дно в Брюгге» и разыграть сцены из фильма на улицах города!.. Такое было маленькое осеннее приключение. Выжили все.

 

December 30, 2015

keywords: , , , ,

printe-mailshare

advertisement