LOGIN

LIFE

Бокс как искусство

Преподаватель, коммерсант, боксёр, литератор из минского Серебронкса Дмитрий Рагель прощается с великим Али.

1336514_72473

Боксу очень повезло с Мухаммедом Али, ни в одном из современных видов единоборств не было личности подобного масштаба, ни в новомодном ММА, ни в интровертном самоуглубленном карате, ни в каком-либо другом. Али вспыхнул ярко и вознес этот вид спорта на недосягаемые высоты, он гениально боксировал, но делал это не ради заработка, Мухаммед Али боксировал, скорее для того, чтоб высказаться, и, не стесняясь в выражениях, заявить о своей жизненной позиции. Гениальный парень в свои двенадцать лет не захотел мириться с кражей велосипеда. Типичный гумилевский пассионарий, человек с избытком особенной жизненной энергии, который в любой момент собственной жизни готов действовать и менять окружающую его действительность. Пассионарий из Луисвилля выбрал бокс, он решил, что раз уж он им занялся, то обязательно станет чемпионом мира. В 18 лет он выиграл римскую олимпиаду, а в 22 победил ужасного и в то же время гениального Сонни Листона. Цель достигнута, но пассионарию всегда необходимо действовать, по той простой причине, что заключенной в нем природной энергии необходим выход.

В конце концов парень бросил вызов системе. Он сменил данное ему при рождении имя и не пошел воевать во Вьетнам. За это его отстранили от бокса, система пыталась не замечать его в течение трех с половиной лет, но он не сменил убеждений и вернулся в спорт, после пары неудач снова стал чемпионом. Бои с Фрезером, Нортоном, Форманом — он совершал невозможное, бросая вызовы самым серьезным оппонентам и преодолевая законы физики в квадрате ринга. Никому не удавалось нокаутировать соперника, перенося вес своего тела назад и не имея точки опоры для того, чтобы акцентировать удар, но он это делал. Потом Паркинсон, говорят, что уже с начальными признаками этой болезни он продолжал боксировать, он, скорее всего, по привычке собирался преодолеть свой диагноз. Диагноз не отступил, несмотря на него Али шутил, улыбался и жил, жил дольше собственных соперников. Я, признаться, начал думать, что он вызвал на бой саму смерть и, несмотря на человеческую природу, одерживает над ней победу, но это оказалось не так.

Если классифицировать явление материального мира, которое носило имя Мухаммед Али, то, скорее всего, будет справедливым заметить, что он был боксером по форме, но по содержанию был борцом, борцом против дискриминации, угнетения, голода и прав человека, в Америке, и во всем мире. После него мир точно не был прежним. Майк, Флойд, Мэнни — все они во многом обязаны Мухаммеду Али своими гонорарами и популярностью, он запустил какой-то эпический механизм, в соответствии с которым бокс — это больше чем спорт, и если ты чемпион мира, то обязан быть личностью, быть в ринге и за его пределами причиной всего происходящего.

В 1967 году Али на пике своей карьеры был отлучен от бокса и провел три сложных года своей жизни без заработков и вдалеке от ринга, система хотела преподать ему урок покорности, но Мухаммед не отступил, и это стало уроком преодоления и твердости воли для всего мужского населения планеты. В 1971 году он вернулся уже не таким как был раньше по мнению многих специалистов, он потерпел первое поражение, но он все равно вернул себе звание чемпиона в бою с очередным для него ужасным нокаутером Джорджем Форманом. Али продолжал принимать вызовы судьбы и последовательно преодолевать обстоятельства, именно поэтому он является выдающимся чемпионом и человеком. Вся его жизнь, если рассматривать ее как завершенное произведение искусства является подлинным триумфом характера и человеческого достоинства, кроме этого, она очень кинематографична, потому что в ней есть основная идея, вокруг которой может быть выстроен сценарий даже самым посредственным и непрофессиональным писателем — это история человека, который не пасовал перед лицом обстоятельств и переделывал их под себя, при этом меняя мир и открывая дорогу следующим за ним поколениям.

В 2012 году я забросил свои довольно успешные профессиональные занятия и решил заняться бизнесом, все как-то сразу пошло не так, деньги быстро закончились, что спровоцировало общую растерянность и напряжение у партнеров. В конце концов, мне приходилось зарабатывать на жизнь у каких-то нечистоплотных работодателей, пребывая в довольно враждебном окружении, которое постоянно различными правдами и неправдами сводило к прожиточному минимуму мой честный заработок.

По прошествии пары лет, совершенно растерянный, я возвращался уставший домой в не раз латанной куртке в небольшую квартиру на окраине родного города. Лифт, как это бывало часто не работал и мне пришлось подниматься на свой шестой этаж по темной лестнице, зайдя на которую я увидел брызги крови и какого-то окровавленного человека, я точно помню, что прежде чем вызвать наряд милиции подумал: «Ну вот оно дно, Димка. Дальше уже падать некуда. Что делать?» Сходу ответить я сам себе не смог. Точно помню, как после всех разбирательств пришел домой, выброшенный в кровь адреналин, судя по всему, не давал заснуть, и я сел смотреть биографический фильм Майкла Манна о Мухаммеде Али, в котором, как раз, рассказывается о трех годах забвения и ярком возвращении Короля в бою с Форманом. Точно помню, как после просмотра вышел на пробежку в пять утра и, как мне кажется, она продолжается до этого момента.

Я постоянно бросаю вызовы самому себе и очень стараюсь преодолевать возникающие обстоятельства. Правда, до недавнего времени, передо мной маячила спина величайшего чемпиона мира в супертяжелом весе по боксу, он меня вел. Сейчас он сошел с дистанции и мне приходится бежать одному, так гораздо сложнее, но я буду стараться, он задал курс и мне надо будет как-то посмотреть в его глаза, когда мы, в конце концов, встретимся и начнем говорить друг с другом.

Дмитрий Рагель

133932513_11487

 

June 10, 2016

keywords: ,

printe-mailshare

advertisement