LOGIN

ART

Игорь Тишин vs Porno Prince

Когда журналистов зовут на встречу с оргами в середине проекта, это говорит лишь об одном — что-то пошло не так. Но в случае с Anonymous Entertainment все было с точностью до наоборот.

196_632157Фото: Игорь Царуков

Арт-директор галереи «АртПорт» Марина Газанфари-Адуцкевич и PR-менеджер винного бара Svobody.4 Ольга Мжельская (на правах хозяйки) пригласили нишевых журналистов, пишущих о взаимосвязи искусства, моды и музыки пообщаться с Захаром Кудиным и Anton Snt не для того, чтобы привлечь еще больше клиентов в модный бар и галерею (от них и так отбоя нет). Задача была другая — предоставить художникам и организаторам возможность в спокойной (в отличие от бурного открытия) обстановке рассказать о предыстории проекта, источниках его вдохновения, особенностях воплощения и его значении в контексте проникновения современного искусства во все еще пребывающее в состоянии затянувшейся невинности городское пространство.

Как отметили все участники встречи, они не ожидали такого резонанса и почти полного отсутствия негативных оценок в адрес проекта. Мы разделяем эту озабоченность экспертов, усиленно ищем подвох в поведении соотечественников и обещаем проинформировать наших читателей, как только так сразу, о скрытых намерениях и закулисных интригах арт-сообщества и гостей Svobody.4.

unknamedФото: Игорь Царуков

Anton Snt: С чего все началось? Мне хотелось собрать интересных художников в одном проекте в интересном месте, которое отличалось бы от галерейного пространства. Надо сказать, что это уже моя четвертая за последние три года акция по микшированию разных жанров современного искусства в дружественных для художников городских локациях.

Наша (an angelico group) первая «вылазка в город» состоялась в конце 2014 года в баре «Хулиган», где в то время собиралась яркая тусовка, и мы решили начать с них. Идея наполнить новыми смыслами выставленные работы родилась по ходу выставки (речь идет об экспозиции DANSE MACABRE). Игорь Николаевич Тишин проникся атмосферой этого места и согласился дополнить понравившиеся ему фотографии, что и сделал, не отходя далеко от барной стойки, параллельно выпивая и общаясь с посетителями. Спустя три месяца открылся проект DECONSTRUCTION совместно с фотографом Игорем Царуковым все в том же «Хулигане». С  Игорем Царуковым, кстати, меня познакомила Карина Момат, вот, можете посмотреть на нее, кто не знаком (смеется, указывает взглядом на соседний столик). Если бы преподаватели начальной школы узнали, где я выставляюсь, однозначно сказали бы: «там тебе и место».

В 2015 мы продолжили эксперименты в новой локации и в другом формате. С тату-мастером Андреем Абрамчиком, который учился в Академии искусств на отделении фотографии вместе с Царуковым (он и познакомил меня с Андреем), мы создали совместные работы (проект ЗОЛОТО), на этот раз не во время экспозиции, но с прицелом на определенное пространство для их демонстрации. Барбершоп Cut на Комсомольской нам идеально подошел по географии и энергетике — эстетика тюремно-криминальных тату в современном интерьере, стильные клиенты-мужчины в непосредственной близости от здания КГБ, в котором находится печально известная тюрьма «Американка».

Помимо расширения круга участников, в этот раз (present time 2016 ANONYMOUS ENTERTAINMENT) мы решили радикально сменить саму среду, в которой будет происходить взаимодействие публики, художников и их совместных работ. В предыдущих местах архитектура и дизайн учитывались, но не играли ключевой роли. Здесь же они вышли на передний план и это новый для нас опыт обживания городского пространства, совершено другой уровень, синтез энергетики заведения, его архитектуры и интерьера.

Сейчас в проекте задействованы восемь художников, все очень разные по возрасту, школе и стилистике. Самому молодому 26 лет, Игорю Николаевичу Тишину — 58. Это очень серьезная разница в возрасте. У каждого свои представления о прекрасном, жизненные и художественные стратегии. И тем не менее, у них нашлись точки соприкосновения. Оказалось, что трое из них — Девы по гороскопу. Что мне, Козерогу, значительно облегчило коммуникацию с ними. Я это выяснил случайно, когда у одного за другим пошли дни рождения (смеется). Сейчас я даже вижу в нашем союзе некоторую закономерность.

С граффитистами Odes, Smite и Tracy HipHop все было намного сложнее. Я очень долго к ним подбирался, они люди несколько изолированные, редко выходят за пределы своего комьюнити, их не встретишь в галереях и на тусовках художников. Само знакомство с ними получилось довольно комичным, но об этом расскажу в другой раз. Сейчас скажу только, что граффити-райтеры добирались с приключениями, их задержала милиция (показались подозрительными), не пустили в метро с баллончиками краски, в результате они опоздали на открытие выставки. В процессе работы они так выложились, выплеснули столько энергии и уличного гнева (наконец-то после преодоления всех преград им позволили сделать это легально в респектабельном месте), что потом еще долго делились впечатлениями друг с другом и со зрителями.

Вы же в курсе, что у нас до сих пор граффити приравнивается к акту вандализма, а не искусства. Огромные штрафы выписывают. Между тем, в Европе бытует мнение, что если в городе отсутствует граффити, то это поселение и городом то назвать нельзя. Почему наши граффитисты не такие крутые, как берлинские или киевские? Наверное, это связано с общим культурным уровнем общества, но не стоит забывать о том, что беларусское граффити известно далеко за пределами страны. У нас искусство и музыка не так ярко представлены, как в Украине, но не менее талантливо.

154497_13650Фото: Алексей Серафимович

Часто спрашивают, с кем мне комфортнее и продуктивнее работать — с молодыми, ровесниками или с художниками старшего поколения, мужчинами или женщинами. Я не обращаю внимания на пол и возраст, для меня существует только один критерий — насколько человек адекватен, а также – есть ли ему что сказать на интересующую меня тему и каково его видение мира искусства. Если наши позиции близки, я начинаю сотрудничество. В 2001 году в составе an angelico group (included Виталий Дегтярев) задумал и осуществил выставку с 70-летней щвейцарской художницей Lisa Stauffer, которая занималась гобеленами. Дружба и общение с ней – это был магический опыт, очень важный в моем становлении как художника. Накануне визита в Минск на открытие нашей выставки она сломала ногу. Многих более молодых это могло остановить, но только не ее. В результате она открывала выставку в инвалидной коляске. До сих пор с восхищением вспоминаю о той коллаборации.

В процентном отношении фотографов и художников мужчин намного больше, поэтому я с ними чаще и работаю, но в смысле таланта и качества работ девушки им ничем не уступают. Так что никакого сексизма. Мне нравятся работы Ольги Павлюковой, которая здесь, в Svobody.4, недавно выставлялась, я слежу за ее творчеством. Мы общаемся, мне интересна ее жизненная философия. Она, как и участник нашего проекта Захар Кудин, выбрала абстрактную живопись. Это высшее проявление искусства, сложное для восприятия даже подготовленными людьми. Путь художника, выбравшего этот стиль, нелегок в любой стране, не говоря уже про нашу. Не исключаю, что у нас могут возникнуть совместные проекты с ней. Могу отметить еще несколько сильных художниц с большим потенциалом — Катя Шумак, Анастасия Титова, Катя Шеина, Жанна Грак, Christina Trins.

Хотел бы еще затронуть тему преемственности в художественном процессе и взаимном влиянии художников. В этом же пространстве я увидел работы Романа Каминского, в какой-то мере они вдохновили меня на проект, который мы сейчас и обсуждаем. Не уверен, осознавал ли он сам то, что сделал своим желтыми портретами, но затронутую им тему анонимности мы проследили и развили в своем проекте. Мне понравились его безликие портреты, почти одинаковые, которые отличались только размерами и мелкими деталями. Каждый посетитель бара мог примерить себя на место этих портретов. Анонимность и персональность одновременно. Мне это показалось интересным.

Название Anonymous Entertainment, в данном случае, относится к работам, а не к их авторам, как некоторые думают. Сочетание портретов без лиц и фотографии обнаженных тел без голов. Перед открытием выставки мы с Царуковым заменили отобранную изначально фотографию на более сложную и интересную. Напряжение, создаваемое анонимными обнаженными телами с одной стороны и портретами, на которых нет лиц, с другой, и притягивает внимание, порождает поле интерпретаций. Отсюда Anonymous Entertainment. С одной стороны развлечение, заглядывание в замочную скважину, пиршество вуайеризма, с другой — абсолютная анонимность. Не следует также забывать, что не только зрители смотрят на работы художников и фотографов. Сами произведения тоже смотрят на людей. И что же они видят? Живых людей, которых они не знают, они для них анонимы. Нечто подобное наблюдается и в самом баре — со стороны может показаться, что все всех знают, но это не так. Происходит общение, но без вторжения в личное пространство друг друга. Игра этих смыслов показалась мне интересной.

Ночная жизнь, которой я посвятил последние 15 лет, начиная с 2001 года, по-прежнему меня притягивает и вдохновляет. Наблюдая все эти годы за ночным народом, я заметил, что многим людям скучно идти в музей или галерею за «искусством», они не хотят на нем концентрироваться и погружаться в него, при этом они не против, чтобы само искусство погрузилось в них, вошло в их жизнь, в привычное для них пространство обитания, растворилось в них. Со времен учебы в художественном училище я также усвоил, что решающим фактором в любом деле являются люди, которые тебя окружают и создают соответствующую атмосферу. Только общаясь с единомышленниками, которые подпитывают друг друга, можно развиваться и творить. Без этого обмена энергией и идеями ничего путного не создашь.

Я не прибежал в Svobody.4 из-за того, что они модные. Они собственно таковыми стали именно потому, что сюда ходят люди с хорошим вкусом. Я сам здесь бывал, мне нравилась атмосфера, в процессе общения и родилась идея поместить свой проект в эту среду. Он не мог быть реализован ни в каком ином месте. Нью-йоркский стиль «лофт» здесь воплощен блестяще — стены, мебель, потолок — все очень четко продумано.

Мы выставили здесь всего три работы, а они уже взорвали медийное пространство. В союзе художников, в богемных тусовках — все об этой выставке говорят. Вы представляете, что будет, когда счет пойдет на сотни работ? Революция как минимум (смеется). Когда сюда заглядывают люди из европейских стран или США — им здесь комфортно, они чувствуют себя привычно и понимают, что мы говорим на одном языке. Никаких скидок на постсоветское наследие. Возможно, это прозвучит пафосно, но людям будущего, которые будут исследовать наше время в надежде понять, в какой момент что-то пошло «не так», что запустило цепочку событий, в результате которой вся система развалилась, придется вернуться в это место (смеется). Точка бифуркации находится здесь.

В заключение хочу сказать следующее. Несмотря на открытость границ и интернет, у нас даже двадцатилетние заражены советским менталитетом. Это удивительно! Я пришел к выводу, что во многом это связано с архитектурой мест, где мы живем. Архитектура диктует определенный способ видения и мышления. Наша архитектура заставляет человека мыслить совершенно другими объемами и категориями ценностей, по сравнению с европейцами. Хотите поменять мышление и восприятие пространства и времени — измените городскую среду. Другого пути нет, иначе совковая матрица будет воспроизводиться в головах десятилетиями, никакой интернет и выезды за границу не помогут. Человек, выросший в хрущевке или новом спальном районе, никогда не будет чувствовать и видеть мир так, как тот, кто вырос во дворце или в доме с богатой историей. В «блоке» или «совковой конуре» нет места (как физически, так и психологически) современному искусству. Вот почему последние 60 лет, а то и больше, люди стоят на месте, никаких фундаментальных перемен ни в культуре, ни в жизни не происходит.

IMG_1895_1Фото: Алексей Серафимович

Марина Газанфари-Адуцкевич: Галерея открылась 25 августа. Естественно, у нас была своя сформированная концепция и определены цели. Само название «АртПорт» неслучайное — мы позиционируем себя как портал между жизнью и искусством. Одна из важнейших задач галереи — создание открытого пространства для общения людей, которые интересуются и любят искусство, с его творцами — художниками. Большое внимание мы уделяем образовательно-просветительским программам для любителей искусства.

Не секрет, что в силу некоторых исторических причин наше общество долгие десятилетия было изолировано от свободного мира. Не только ситуация с искусством, но и весь уклад человеческой жизни очень сильно отличался от европейского. Там люди росли в совершенно другой, незаидеологизированной атмосфере, в отличной от нашей архитектурной среды, где даже просто находясь на улице человек эстетически развивался, впитывая красоту прошлого и настоящего. Там искусство развивалось естественно, без шараханий и запретов. Нашим людям этого не хватает, их нужно подготовить к восприятию современного искусства и мы будем привлекать для этого известных отечественных и зарубежных искусствоведов и культурологов.

Проект Антона заинтересовал нас по нескольким причинам. Стремление выйти за рамки галерейного пространства — одна из них. У наших людей зачастую нет собственного мнения, они ждут, что в музее или галерее они увидят «настоящее» искусство, что им кто-то скажет, что является искусством, а что нет. Искусственная элитарность искусства, размежевание «искусства» и «жизни», когда все, что не попадает в музейно-галерейное пространство, не считается ценным – такой подход нас категорически не устраивает. А этот проект как раз позволяет поместить произведения искусства в другой контекст, убрать барьер между зрителем и художником.

Кроме того, сделать сам акт создания арт-объекта видимым, сорвать покров тайны, показать, что это может быть весело и увлекательно. Дать возможность посетителям бара получить интеллектуальное удовольствие от происходящего у них на глазах творческого процесса и общения с художниками. Мы поддержали Антона, выступив кураторами проекта, нас в свою очередь поддержал «Белгазпромбанк». Честно скажу, нам было весьма лестно получить предложение участвовать с проектом в «Осеннем салоне» буквально через месяц после открытия галереи.

Многогранность и синтез разных видов искусства — еще одна особенность проекта, которая нас привлекла. Абстрактный экспрессионизм и пост-экспрессионизм, гиперреализм, неопоп-арт, дадаизм, концептуальное искусство,  граффити-райтинг, традиционная татуировка — собрать все это воедино и заставить работать на усиление каждого образа — дорогого стоит. Тем более, что некоторые жанры из этого списка в массовом сознании вообще не подпадает под категорию искусства – у меня в подъезде в Малиновке не хуже, а у Михалыча тоже красивые наколки флотские. Проект проживается его участниками и публикой сразу на нескольких уровнях — развлекательном, образовательном, философском и социальном. Есть на что посмотреть и над чем подумать. Он задает некий новый стандарт для нашего города, и мы гордимся, что поддержали его.

Хочу еще добавить, что в рамках проекта у нас были запланированы две лекции. 30 ноября куратор «Осеннего салона» Александр Зименко рассказал о текущей ситуации на беларусском арт-рынке. В дискуссии также приняла участие историк искусства, художественный критик Ольга Коваленко. На 14 декабря мы позвали организатора Vulica Brazil Милу Котку рассказать о своем детище и о том, как стрит-арт меняет восприятие города. 21 января мы проведем финисаж, что нечасто у нас в стране делается. Претерпевшие трансформацию работы планируем продать на благотворительном аукционе.

IMG_2325Фото: Алексей Серафимович

Ольга Мжельская: Когда к нам пришли с предложением об этом проекте — мы сразу же согласились. Svobody.4  — городской бар и то, что происходит в жизни города отражается и в нас. Одно наше название уже предусматривает свободу в форматах и мероприятиях. В итоге город вошел в стены нашего бары и стал его продолжением. Ведь бар — это не стены, а атмосфера, за которой к нам приходят. Нам интересно постоянно меняться и дарить новые эмоции. Кроме этого проект поспособствовал тому, что мы позволили себе новые форматы мероприятий, на которые раньше не могли решиться.

Фото: Anton Snt

December 03, 2016

keywords: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

printe-mailshare

advertisement