LOGIN

CINEMA

Анастасия Шпаковская: Игра в правду

«Правила жизни и стиля» в откровенном разговоре Дарьи Амелькович с одной из самых харизматичных и ярких женщин музыкальной и театральной сцены Минска. 

14527354Фото: Валентин Веркеев

«Игра в правду» — так называется новый альбом Naka Piano, закрытая презентация которого состоится в винном баре Svobody.4 27 апреля. Сегодня на краудфандинговой платформе ulej.by открыт сбор средств на запись, сведение и необычное выступление Анастасии Шпаковской и Ирины Клименко в формате перфоманса.  Мы решили поддержать новый проект  актрисы, музыканта, авторки слов и музыки группы Naka и поговорить с ней о жизни и  музыке. Награждение коллеги Анастасии — известного американского певца Боба Дилана Нобелевской премией по литературе показалось хорошим поводом начать разговор. Но невеселый локальный контекст привел беседу в итоге к другим знаменателям: ненависть и ложь современного мира,  циничные информационные войны, и слово музыканта — слышно ли оно в нескончаемом шуме медиа?

Присуждение Бобу Дилану Нобелевской премии по литературе меня совсем не потрясло. Кроме того, что премией отмечен рок-музыкант,  известие ничем не зацепило. Конечно, тексты Боба Дилана оказывали колоссальное влияние на общество в свое время. Я хорошо отношусь к его творчеству и к нему лично. Но выбор прошлого года Нобелевского комитета  для меня был более ценен —  произведения Светланы Алексиевич.

К премиям, вообще, отношусь спокойно.  Это всегда субъективный выбор определенного круга людей, нужно помнить об этом. Гораздо больше меня волнует то, что происходит рядом. С нами, с нашими ближайшими соседями: Россия, Украина… Та степень ненависти, которая захватывает людей — вот то, что меня ошеломляет последние месяцы. Состояние страшной агрессии, в которое затянуты, в том числе, и наши близкие, — тема куда более, на мой взгляд, актуальная.  Понимала, что у всех у нас много говна, но то, что люди могут так желать и радоваться смерти —  пусть и своего врага — меня это просто ужасает.

Потрясла реакция на новость об убийстве Моторолы. Когда люди в своем ликовании  победы начали терять всякие человеческие грани.  Мне кажется, что каждый человек даже в такой ситуации, — убивают того, кого ты глубоко ненавидишь, —  все таки дожен сохранять самоуважение. А ненависти не было предела. Дай автомат, полномочия — и всё, пойдут стрелять и убивать. Оказалось, что мы все такие же Моторолы. Какая победа Боба  Дилана?!  Люди охвачены огнем ненависти, и уже не в состоянии с ним справиться.

1650155Фото: Иван Бессер

Если в Беларуси начнет осуществляться крымско-донецкий сценарий, то… я не пойду воевать. Не боюсь об этом сказать, потому что вокруг столько лукавства и вранья, что не хочу воевать против самой себя. В принципе, я готова сражаться за родину, за детей.  Но я хочу понимать против кого я воюю. Сегодня лицо врага не разобрать. Все запутано, бесовщиной заведено неизвестно куда. Этим врагом могут оказаться наши друзья и наоборот. Поэтому если я не уеду из страны, спасая детей, то буду находиться где-то в деревне, в глуши, разводить курочек.

Главнай война, которая сейчас идет, — на самом деле, ведется с людьми, персоналиями. Убивается Личность, ее хотят превратить в удобно управляемую массу. И самое страшное, что человеческая жизнь уже не представляет никакой ценности. Люди тысячами гибнут, непонятно во имя чего, непонятно зачем, — и это ни для кого не проблема. Два дня обсуждения на фейсбуке, свечку поставят на аватар — и все. Но по сути ничего не меняется.  В принципе, это такое Средневековье, только в более изощренной форме.

Человеком ушедшего года для меня стал Павел Шеремет, погибший же в 2016. Для меня это было еще одно событие, подтверждающее, что война идет. Не важно какой крупноты фигура, — любого можно в любой момент убрать, если он не будет соответствовать чьим-то интересам, мешать делать «черное» дело.

Сама большая беда нашего общества это телевизор. Люди до сих пор его смотрят и верят всему, что там показывают. Десятилетия пребывания в совке, жесткая пропаганда,  — и вот она zombie nation.

Оксфордский словарь словом 2016 года  назвал «постправда», но мне кажется, что этот термин сам себя немного изживает. Потому как  правды как таковой люди не видят. Они видят фальсификацию, и думают, что это правда.  Вчера детей привела на  на робототехнику и у сторожихи во Дворце работал телевизор — случайно посмотрела то, что показывает  канал НТВ. Меня поразило, что пропаганда уже идет в программах не общественно-политической направленности, а в любых.  Заставки в виде георгиевских лент, гости передач, которые приехали из Луганска… Оно все такое массировано замысловатое, что понимаю:  мозги промываются на всех уровнях и со всех сторон. Поэтому как мы можем сегодня измерить правду, когда ее нет?

Сегодня музыка и песня, к сожалению, не имеют той силы, как, например, в 1960-70 годы ХХ века. Люди уже настолько находятся в плену своих убеждений, агрессии, что  остановить их вряд ли что-то может. Это такое состояние неведения, помутнения, что наоборот, все, что услышишь, кажется именно про тебя и про твою правоту.  Люди настолько разучились думать и чувствовать самостоятельно, что уже не могут воспринимать  и судить трезво. Большинство уверены, что борются за справедливость, у каждого справедливость — своя,  а музыка и песня используются как дрова, топливо  в подтверждение своей позиции.  Хоть Боб Дилан, хоть Виктор Цой, — всех в «топку» для своих битв.

Песня «Про любовь» была написана мной как раз потому, что я не могла молчать, глядя на то, что происходит. Она на трех языках: беларусском, русском и украинском. Она о любви, которая должна еще оставаться в нас. Мы исполнили ее вместе со Светой Бень и Аней Хитрик, и кажется, все, что могла, я сделала. Сейчас мне уже нечего говорить на эту тему. Не знаю, что еще могу сказать, чтобы на земле наступил мир. Главное, чем можно противостоять сегодняшней ситуации — сосредоточением на себе. Каждый должен разобраться, в первую очередь, с собой.

1641011Фото: Иван Бессер

Музыканты сейчас в нашей стране в незавидном положении. С одной стороны, их слова каждый использует по своему, с другой — в эфиры особенно не пускают. Я говорю в данном  случае о музыкантах, которые все еще пытаются, несмотря на то, что происходит, нести свою ясную и четкую позицию, а не растворяться в шумовой среде. Может, Нобелевский комитет тут и прав, что уделяет внимание рок-автору?  У нас пока рок-исполнители прорываются к слушателю с трудом. Каждый концерт как приключение: может все будет ок, а  может  ремонт внезапный или  утечка этиленгликоля…

Сейчас мне интересно посмотреть по-другому на то, что я раньше делала. Вот пишу песни про человеческие отношения, любовь. Хочется похулиганить, замутить что-то необычное.  Сейчас мы на ulej.by собираем средства на новый альбом проекта Naka piano — «Игра в правду». Запланировали его эффектную и яркую презентацию в виде моноперфоманса в винном баре.  У меня все спрашивают — а что такое перфоманс? Отвечаю — действо, которое включает многие составляющие: в моем случае, это музыка, сценография, режиссура концерта.  Сложно донести что-то новое в нашей среде. Но я надеюсь на понимание. Хотелось бы как-то «раскрасить» нашу рок-сцену.  Просто не сдаваться и творить в наши нелегкие времена.

Я точно знаю, что в прошлой жизни была кем-то другим. Воспринимаю себя с трудом, если говорить о самоидентификации. Начиная от имени, заканчивая своим туловищем. К 30-ти годам я уже как-то смирилась, но в детстве и юношестве,  когда подходила к зеркалу, каждый раз недоумевала: «Боже, что здесь происходит?!».   Не то, чтобы нравилось или не нравилось, просто чувствую какое-то внутреннее несовпадение. В результате, мне сложно совладать с собой. Все время нахожусь в поиске и очень редко бываю собой довольна.

Очень помогает в жизни моя актерская профессия. У меня маниакальная страсть к новизне — только так я обретаю внутренний покой относительно себя внешней. Если бы я работала в офисе, или, скажем, продавщицей фруктов, мне было бы очень сложно. Но я актриса, и эта профессия дает мне воможность меняться: не только образы, но  обстоятельства и эпохи. Сегодня ты с татуировками и взбалмошная модель, а завтра играешь Иокасту в «Эдипе». Послезавтра даешь рок-концерт в клубе, а на следующий день — Жена Идеального Мужа в постановке по пьесе Оскара Уальда. Это то, что бодрит меня в жизни очень сильно. А так бы я давно от этой серости и бытовухи загнулась.

Для меня самое главное, чтобы мне самой не было скучно. Самое паршивое, что можно сделать, —  это заскучать от самого себя.

Дарья Амелькович

February 05, 2017

keywords: , , , , , , , , , , ,

printe-mailshare

advertisement