LOGIN

MUSIC

Хаус, Хаас и Клаус

Культовый белорусский диск-жокей Клаус в начале 90-х познакомил минчан с мировой клубной музыкальной культурой.

Незадолго до своей смерти он поговорил с журналистом «Музыкальной Газеты» — лучшего музыкального издания постсоветского пространства конца прошлого века.

Насколько я знаю, Андрей, ты стоял у истоков зарождения минской клубной сцены. Расскажи, когда это происходило, при каких обстоятельствах и какую роль играл ты в ней?

Роль моя была очень скромной. Хотя, с одной стороны, она была скромной, а с другой стороны — многозначительной. Познакомился я вообще с танцевальной электронной музыкой через своих знакомых и друзей в Москве и в Питере, а некоторое время спустя участвовал в организации самого первого рэйва в СССР под названием Gagarin Party, который проходил в Москве на ВДНХ в павильоне «Космос» в 1991 году. Спонсорами данного мероприятия были очень солидные фирмы, в том числе Coca-Cola. Они затратили очень большие средства на организацию этой party. И вся эта организация происходила на моих глазах, причем я непосредственно участвовал в рекламной кампании, в размещении диск-жокеев в гостинице, встрече альтернативных музыкантов, которые приезжали играть туда из Питера и Западной Европы.

Поэтому, как я уже говорил, вся эта кухня происходила у меня на глазах и непосредственно при моем участии. А так как я все-таки жил в Минске, а в Москве находился, так скажем, в творческой командировке, то у меня возникла мысль попробовать создать нечто подобное в нашем городе. Однако на тот момент я все это очень туго себе представлял в плане именно подготовленности публики к подобного рода мероприятиям. Мне казалось, что в нашем славном городе молодежь еще недостаточно продвинута в плане музыкальной субкультуры, но ,тем не менее, попробовать очень хотелось.

И вот с друзьями и единомышленниками (имена этих людей никому ничего не скажут) мы нашли фирму-спонсора, которая вложила достаточно большие деньги в организацию нашего проекта, и на Рождество мы решили провести под названием Christmas Party первую вечеринку в Минске (это было в 1992 году). Арендовали огромное помещение – легкоатлетический манеж, также был арендован очень хороший звук Оркестра Республики Беларусь — TurboSound (там было порядка шести киловатт). Сама музыка в то время хранилась в основном на кассетах и компакт-дисках, потому что вертушек как таковых еще не было ни в Минске, ни в Беларуси. И как микшируется музыка на пластинках, на проигрывателях — об этом еще мало кто знал в этом городе, хотя в Москве и в Питере это уже как-то продвигалось и появлялись первые диск-жокеи, которые имели необходимую аппаратуру для профессионального диджеинга.

В общем, все было замечательно, вечер состоялся, но самое смешное, что на нем присутствовало всего лишь сорок человек, из которых тридцать пять были пропущены туда бесплатно, как организаторы вечеринки и их знакомые, а человек пять только купили билеты. Потом, уже после вечеринки, в газетах «Знамя юности» и «Вечерний Минск» прошли очень критические статьи (так как на мероприятие были приглашены корреспонденты, и там тогда была создана даже V.I.P.-зона). Мне одна статья очень запомнилась  под названием «Город спал и не знал». Это наиболее ярко характеризует ту вечеринку.

Тем не менее, те люди, которые это все делали, очень прониклись данным занятием (я фактически не принимал никакого участия в организации этой вечеринки, а только лишь был как бы основным вдохновителем, идеологом). Непосредственно организационными вопросами занимался один мой знакомый, который ездил со мной на Gagarin Party и на которого эта вечеринка в Москве произвела очень большое впечатление. Он просто был одержим идеей создать что-то подобное здесь.

Однако так получилось, что следующая возможность провести какую-то подобную вечеринку с хаус-музыкой появилась лишь летом. Мы арендовали помещение Молодежного театра, которое должно было открыться после ремонта, закупили необходимые продукты и алкоголь в бар, заказали необходимую аппаратуру, сделали рекламу, провели очень широкую рекламную акцию среди неформальной молодежи нашего города. И тут, буквально в тот день, когда должна была состояться вечеринка (в одиннадцать вечера был старт), утром позвонил директор Молодежного театра и сказал, что вечеринки не будет, так как не готова документация после ремонта и горисполком запретил проведение подобных акций. Мы очень расстроились, и уже было начали оповещать людей о том, что у нас провал и эта вечеринка не состоится, как у меня возникла мысль (так как все уже было практически готово) просто перенести все это в какое-то другое помещение. И совершенно случайно мы нашли в какой-то средней школе на улице Чигладзе (это частный сектор в районе Масюковщины) среднюю школу с подходящим актовым залом, перевезли всю необходимую аппаратуру, бар туда, а так как люди приходили непосредственно к Молодежному театру, мы организовали бесплатно автобус. То есть туда приезжал автобус, все садились в этот автобус и их отвозили в эту школу. Вечеринка, как ни странно, получилась довольно успешной. Всем сорвало башню, всем понравилось очень. Присутствовала даже Алена Свиридова, которая танцевала полночи просто не переставая и радовала своей популярностью местных «танцоров», так сказать. Наряду с молодежью, которая все это правильно восприняла, приезжали еще какие-то гангстеры на «мерсах» и «бумерах»… Они оставили кучу денег в барах, чему мы были очень благодарны, а потом пожимали руку и говорили: «Здорово! Наконец и у нас в городе что-то интересное стало происходить в плане какого-то танцевального досуга». Впоследствии у нас создалась такая активгруппа, которая решила заниматься организацией вечеринок в дальнейшем. Моя же роль сводилась непосредственно к тому, что я доставал музыкальную информацию, какие-то миксы, какие-то новые танцевальные релизы, ну и занимался непосредственно диджейством, хотя в плане организации самих вечеринок я тоже принимал активное участие (реклама, аренда помещения, звук, свет, какой-то необходимый дизайн и так далее).

И тут у нас началась целая серия вечеринок в помещении Альтернативного театра на улице Даумана. Вечеринки проходили, как правило, один раз в месяц. По городу поползли слухи, что какие-то безумные люди устраивают ночные музыкальные вакханалии, на которых непонятного вида молодые люди оттягиваются по полной программе, звучит какая-то странная музыка, но тем не менее это шокировало и в то же время интриговало местную молодежь. Слухи начали распространяться, и каждый, кто считал себя более-менее современным модным молодым человеком, пытался тем или иным образом поучаствовать в этих вечеринках, вследствие чего популярность мероприятий буквально за несколько месяцев сильно возросла и люди начали уже звонить мне домой и спрашивать, когда что будет происходить, какая музыка будет играть и так далее. Среди молодых людей, которые постоянно посещали вечеринки (то есть не пропускали ни одной), был замечен ныне известный диджей Ярик, как любитель этого дела, а также некоторые люди, которые сейчас уже непосредственно занимаются этим видом деятельности (организацией вечеринок).

Вы начинали играть не с пластинок, а непосредственно с кассет и компактов?

Да. То есть, так как я непосредственно этим делом занимался, я привозил из Москвы готовые миксы своих друзей диск-жокеев, а также уже пытался микшировать в Москве на вертушках сам. Потом привозил уже свои собственные миксы, ну, и конечно, просто какие-то обыкновенные отрывочные песни и релизы, которые я пытался сводить, насколько это получалось. Сводил я на двух магнитофонах, у которых была встроенная птич-система (то есть регулировка скорости). Конечно, миксом с большой буквы это было назвать трудно, но, тем не менее, это были такие первые шаги в плане микширования музыки.

Ясно. Ты вот упоминул здесь о вертушках… То есть ты уже тогда был знаком с пластинками и вертушками?

Да. Дело в том, что я перевелся на заочное отделение, когда учился в университете в Минске, жил в Москве где-то полгода и занимался там непосредственно организацией вечеринок вместе с Иваном Салмаксовым. Там были уже вертушки, и я потихонечку из любопытства пытался уже как-то учиться сводить музыку на пластинках.

 Расскажи, пожалуйста, Андрей, поподробнее о вашей дружбе с Иваном Салмаксовым и твоей деятельности в Москве.

С Иваном Салмаксовым я познакомился в Польше, так как и он, и я были детьми военнослужащих. Мы учились в русскоязычной школе в городе Лейбнице в одном классе. С ним я познакомился в восьмом классе, мне было тогда четырнадцать лет, по-моему. Когда я приехал в Польшу, в первый же день мы как-то с ним сошлись, у нас нашелся общий интерес — музыка. Он познакомил меня со своей музыкальной коллекцией, своей домашней фонотекой, и буквально через месяц мы уже вместе с ним стали проводить школьные дискотеки в Польше. Вот так мы познакомились… Разводили учителей на то, чтобы нам давали деньги на покупку какой-то светомузыки, каких-то фонариков, лампочек, а сами ходили по польским дискотекам и барам и тратили просто эти деньги.

Проучились мы вместе до десятого класса, а так как его родители приехали в Польшу из Петербурга, а мои из Беларуси, мы разъехались. Иван уехал в Петербург, а я уехал в Минск (уже после того, как закончил школу). Потом я поступил в военное училище, а Иван поступил на факультет журналистики в Петербургский университет. Проучился он там недолго и, познакомившись с американкой, уехал в Америку на полгода в Лос-Анджелес. Я же, поступив в военное училище, отучился там два года, после чего ушел (причем там я уже с первого дня понял, что я не буду военным, но как-то вот так два года тормозил).

Когда я приехал в Минск, то созвонился с Иваном, а он в это время вернулся из Америки, привез оттуда музыкальную аппаратуру. Мы хотели даже с ним создать такой ультрасовременный музыкальный дуэт. Он привез синтезатор, клавиши, ревербератор, драм-машинку, то есть тот электронный минимум, на котором можно было создавать минималистическую электронную музыку в духе DEPECHE MODE, что-то такое похожее. И он меня пригласил в Петербург, я приехал. Неделю мы не выходили из дома, записали на девяносто минут кассету. Потом ставили местным петербургским манекенщицам. Они говорили: «Вы знаете, нам так нравится, такая музыка открытая играет…».

В то время Иван познакомился в Петербурге с такой молодежной богемой, так сказать, в которую входили Тимур Новиков, группа КИНО, куча питерских художников, модельеров, дизайнеров, собиравшихся на Фонтанке, 142. 142-й дом — это заброшенный дом конца XVIII или начала XIX века, где два брата Леша и Андрей Хаас, по-моему, сделали первый такой клуб на Фонтанке. То есть были соединены две квартиры, сломаны стены, и там вот каждую ночь собиралась определенная тусовка. Там можно было увидеть Сергея Бугаева (Африку), Татьяну Друбич, ну то есть такого плана людей. Мы с Иваном притащили туда свои колонки, и там каждую ночь происходили фактически вечеринки, где люди знакомились с психоделическими средствами, которые начали поступать в Петербург из-за рубежа, с музыкой. Там было действительно очень весело и приятно. Все те люди, которые бывали там, до сих пор вспоминают про Фонтанку, 142. Она была как бы колыбелью такого советского рэйва.

А потом Иван, его друг Женя Гельман (сын известного режиссера) и я приехали в Москву и уже занялись непосредственно подготовкой Gagarin Party — вот этой крупной акции. Жили в гостинице, нашли спонсоров в виде Coca-Cola, которая вбухала очень много денег, арендовали это помещение, разослали приглашения всем космонавтам (там присутствовали все космонавты), создали очень сильную информационную поддержку этой акции и в 1992 году провели ее. Впоследствии на Москве точку мы не поставили. Мы переехали в Крылатское  и арендовали велотрек в Крылатском — полностью вот это огромное помещение, где начали проводить рэйвы под названием Mobile. Иногда там на некоторых вечеринках присутствовало до 4 тысяч человек. То есть приезжали целые автобусы с иностранными туристами, были выпущены футболки с соответствующей атрибутикой, рекламные проспекты, журналы, там тусовалась куча западных репортеров. В общем, акции были очень широкомасштабные и грандиозные на велотреке. Дальнейший коммерческий успех не заставил себя ждать, а нам было интересно этим заниматься, приглашать из-за рубежа известных диск-жокеев. На Mobile играли Loran Garnier из Франции, Charlie Hall из Лондона (это довольно известные имена на Западе). А так как интерес остался и благодаря этим вечеринкам еще начали зарабатываться какие-то деньги, то в дальнейшем мы жили в Москве вот этой компанией (в основном это были ребята из Санкт-Петербурга, я один был из Минска) и продолжали организовывать вечеринки.

Потом мы стали делать более локальные мероприятия, арендовали маленькие помещения и старались все это как-то стилизовать, продумать дизайн вечеринки (то есть все это создавалось в каком-то определенном стиле). Арендовали московский планетарий, арендовали бассейн «Чайка». Вечеринки уже стали более разноплановые. Допустим, в бассейне «Чайка» в подвале играл живой джазовый оркестр, на первом этаже играла эмбиентная музыка, а на втором уже шел непосредственно дэнсинг (хаус-музыка и техно).

 А насколько эта вся московская и питерская тусовка оказала влияние на твою дальнейшую деятельность в 94-95 годах? Что ты в это время делал?

В 94-м я осел уже в Минске, так как наша компания московская как-то разъехалась, каждый отдельно стал снимать квартиры в Москве, а у меня в то время не было такой возможности. Я продолжал организовывать вечеринки здесь в Минске и впоследствии познакомился с известным в определенных кругах человеком — Сашей Манышевым, который работал тогда главным промоутером в клубе «Ксантия» в Доме офицеров. Он предложил мне, чтобы решить проблему с постоянной арендой помещения, арендой звука и так далее, просто проводить там специальные ночные вечеринки раз в неделю и взял меня в качестве диск-жокея в этот клуб. Вертушек тогда еще не было, хотя у меня уже на кассетах было записано два моих микса, которые я сделал в Москве. То есть музыка в основном была на кассетах, компакт-дисках. Тем не менее вот эта единственная ночь один раз в неделю в «Ксантии» завоевала популярность среди минских рэйверов, и туда стали стягиваться наиболее приятные, на мой взгляд, личности.

А что там была за музыка?

Бывало так, что за ночь я проходился по всем стилям. Это уже в дальнейшем я стал как-то стилизованно подходить к музыке, то есть, допустим, целую ночь играл в одном стиле, в стиле там хаус или трэнс. А поначалу все начиналось, как правило, с дип-хауса, а заканчивалось уже техно или трэнсом. Вот в таком ключе я и работал. Мне казалось, что моя задача состоит не в том, чтобы без ошибок свести музыку на кассетах (хотя это практически невозможно), а именно предоставить музыкальную модную информацию, которая была привезена из-за рубежа и из Москвы и Питера, где уже подобные акции получили распространение, то есть все это было гораздо более сильно развито, нежели в Минске. Я просто предоставлял в «Ксантии» модную музыкальную информацию танцующим людям.

Скажи, ты собираешься все-таки заниматься дальше какой-то промоутерской деятельностью и деятельностью диджея?

Наверное, собираюсь, но у меня сейчас основная задача — найти более-менее денежную работу, не связанную с диджеингом, заработать необходимую сумму к лету, к весне, чтобы реализовать свои дальнейшие жизненные планы. А диджейство и промоушн останутся, наверное, в виде хобби. То есть я с удовольствием бы выступал на вечеринках и занимался организацией, но это будет не основным моим занятием.

Насколько я знаю, ты очень любишь читать книги. Может, ты поделишься какими-нибудь своими последними впечатлениями?

Книги? Я не ослышался? Ну, я бы не сказал, что я такой уж книголюб, но мне очень нравится Курт Воннегут. Я прочитал четыре или пять романов этого писателя, и каждый меня по-своему шокировал и поразил.

 Что музыка значит в твоей жизни?

Музыка в моей жизни вообще это номер один. Когда я нахожусь дома, что я делаю в последнее время постоянно, музыка играет у меня постоянно. Утром, как только я встаю с постели в трусах, я включаю вертушки, и они не выключаются до тех пор, пока я не выйду из дома. То же самое происходит с магнитофоном и так далее (то есть музыка играет постоянно). Когда же я лишаюсь музыки, то на меня просто нападает какое-то депрессивное состояние, из которого опять же выбраться можно, только послушав музыку.

Скажи, как бы ты охарактеризовал себя, если бы смотрел со стороны? Кто такой диджей Клаус?

Неуверенный в себе молодой человек.

Откуда ты черпаешь музыкальную информацию?

Ну, прежде всего это журналы и общение с известными диск-жокеями. Журналы такие, как DJ Magazine, Face, также появились недавно очень интересные польские издания… То есть литература и общение, Интернет и телевидение…

И в заключение — что бы ты хотел пожелать читателям «Музыкальной газеты»?

Читателям замечательной «Музыкальной газеты» хочу пожелать оставаться самими собой, воспитывать в себе индивидуальность, музыкальные пристрастия и никогда не становиться диск-жокеями, потому что это очень муторное и неблагодарное дело. 

March 17, 2012

keywords: ,

printe-mailshare

advertisement