LOGIN

FASHION

Natasha Tsu Ran. Дисклеймер

В Беларуси не любят личностей. За долгие годы фразеологизм «тише воды, ниже травы», кажется, стал все более походить на специфику менталитета.

Талантливых людей с широким кругозором и нетривиальными идеями в нашей стране не то, чтобы не любят — не понимают скорее. И чем больше таланта и ума, тем острее и ярче у остальных проявляется аллергическая реакция на так называемый «раздражитель».

Новая коллекция дизайнера Наташи Цуран (NATASHA TSU RAN) «Теплое сердце в холодных зеленых водах», прошедшая в рамках 4-го сезона Belarus Fashion Week, еще больше убедила нас в этом, став, своего рода, «лакмусовой бумажкой» не только для доморощенных ценителей прекрасного, но и для маститых коллег по цеху.

Конечно же, объективная критика еще никогда никому не мешала. Другой вопрос — была ли критика в лице лучшего дизайнера мужской одежды всея Беларуси и внезапно очнувшегося гения-минималиста без художественного образования объективной и по делу? Хочется вспомнить Чацкого: «А судьи кто?». Осечки, конечно, были. Зависящие как от самого дизайнера, так и от «принимающей» показ стороны. Но обо всем по порядку.

Название коллекции «Теплое сердце в холодных зеленых водах» родилось, как мне помнится, из уст небезызвестного всем вам редактора отдела моды Filet Magazine Дины Данилович. Она читала нам современных новозеландских поэтов, пока мы увлеченно откупоривали бутылку шампанского «Cafe de Paris», пытаясь таким образом пережить суровую зиму. Так белорусы впервые познакомились с творчеством новозеландки Рома Потики, а у новой коллекции бренда NATASHA TSU RAN появилось оригинальное (можно было употребить другое прилагательное, но цензура не пропустит) название. Мы чокнулись за удачу нашего опасного предприятия и «пустились в суровое плавание».

Подводных камней было хоть отбавляй. Молодым дизайнерам приходится тяжко: такие понятия, как «спонсорская помощь», «меценатство» и прочие синонимы в нашей стране почти не работают. Поэтому Наташа могла рассчитывать только на свои силы. И если в первой коллекции большая часть вещей была сшита из синтетических материалов, то в новом сезоне автор отдала предпочтение таким благородным тканям, как шелк, лен, вискоза и шерсть.

Определившись с материалами, настало время  задуматься о сюжетно-концептуальной составляющей коллекции. История выкристаллизовалась сама собой: нордический юноша-моряк уходит в далекое плавание и погибает в объятиях пучины морской, а его возлюбленная ждет суженого на берегу. Красивая и трагическая история.  Лицами этой fashion-tragedy стали любимцы журнала «Филе» — модели Карина Момат (или «божественная Карина», как ее называет главный редактор Валера Краснагир) и Женя Горон (новоявленный муз фотографа Дины Данилович). Ребята поддержали идею целиком и полностью. Начались съемки.

Снимали долго, много и мучительно. Потому что очень хотелось сделать качественно, на уровне. В процессе съемки рождались все новые и новые идеи, которые в итоге решили воплотить в целый мини-фильм под аккомпанемент «Almost A Kiss» группы Throbbing Gristle. Вообще, музыка к шоу бренда TSU RAN — всегда на пять с плюсом. Уже на следующий день после показа все социальные сети пестрили вопросами «А что играло? Где это найти?». Если кто-то еще не в курсе (в чем я сомневаюсь, поскольку разведка у нас работает хорошо), то из сотен и сотен треков были отобраны лучшие: Light Asylum —«Skull Fuct», Desert Soul — «Blooming Heather», Psychologist — «1:1», Patrick Wolf «Tristan», Jen Titus — «My name is Death and the end is near», Soap&Skin — «Thanatos».

Так, слово за слово, мы потихонечку добрались и до самого показа. Сказать, что это был хаос — ничего не сказать. Показ Цуран начинался в 18.00. Договорились, что в два соберемся на репетицию. Сама Наташа опоздала на полтора часа, а перед нами было еще два показа: какие-то непонятные платьица и показ моделей размера «+size». И если дизайнера первых мы бы еще смогли как-то уговорить подождать, то с масштабной женщиной в пальто, расписанном красными снегирями на веточках (осень-зима все-таки), которая вежливо гаркнула «У меня показ! Ничего не хочу слышать!» спорить никто не стал. У постановщика шоу Никиты Апенка было всего двадцать минут на все про все. «Все про все» — это точно рассчитанное время, исходя из которого модели должны были выходить на подиум, поскольку музыка была идеально просчитана вплоть до секунды. Здесь подвела нехватка времени.

А на бэкстейдже, тем временем, разыгрывались нешуточные страсти: красили моделей. Кстати, о моделях: еще на кастинге стало понятно, что не все дизайнеры имеют одинаковые права на выбор моделей, участвующих в своих показах. Здесь, как и в общественном транспорте, старшим принято уступать. Так вот, всех белокурых красоток уже расхватали, причем запретив им при этом «ходить» в этот день у кого бы то ни было еще. И если блондинки нам были нужны не по простой прихоти, а как необходимая составляющая концепта коллекции, то с их стороны мотивация выглядела куда как проще: «кто успел, тот и съел». Но и с этим справились: пустили новость про показ во все социальные сети, специально под кастинг сняли помещение в «Минск-Арене», объявив его закрытым. Я до сих пор помню выражение лица парня-модели, который вслух произнес это предложение: «У Цуран был закрытый кастинг!». А на лице его застыли разочарование и тоска. Так рушатся мечты, амиго!

Да, вернемся к мэйк-апу. Все предыдущие сезоны за «покрас» и «начес» моделей отвечала мастерская имиджа и художественного образования Татьяны Анюковой L’Atelier de l’Image. Не знаю уж, что у них там произошло с Яниной Гончаровой (возможно, та уже сама поняла, что красят и чешут из рук вон плохо), но в этом сезоне Анюкову заменили на Гальяно аля-белярюс — Александра Киринюка с его работящими пчелками из дома красоты «Муссон». По мне — все одно.

По сценарию всем моделям нужно было сделать нордические белые брови и забледнить лицо. На голове у девушек и парней должны были быть заколки-невидимки. В поисках образов просматривали много хороших и грамотных журналов вроде AnOther magazine и др. В итоге Даша Лученкова помогала женской половине справится с кое-как вдетыми в волосы невидимками, а вот когда парни отлипали от зеркала, то были похожи скорее на юных гимназисток, застигнутых врасплох в темной подворотне, нежели на храбрых моряков. Про брови и тон я вообще умолчу, скажу только, что «Морозко в Сан-Тропез» — это не то, чего мы хотели. В итоге парней пощадили и решили оставить их головы в относительном покое. Кое-как пережив этот эстетический шок, двинулись примерять луки.

Наташа сама признает, что ей не хватило времени, чтобы доделать все до конца. Хотя коллекция получилась интересной и разнообразной. Там было все необходимое: шелковые платья в пол, грубые пальто для дурной погоды, мужские рубашки (как классические, так и для тех, кто любит погорячее), вручную связанные и выкрашенные с помощью эффекта «деграде» бязевые свитера… И это далеко не все. Даже аксессуары: сплетенные вручную самой Наташей, грубые, словно морские узлы, и обтекающие, как водоросли — все было сделано очень красиво и со вкусом.

Быть может, стоило чуть больше внимания уделить деталям: предварительно хорошенько отгладить и проверить темную одежду на наличие белых ниток и булавок, обметать края платьев в домашних условиях, а не за пять минут до показа. Это вполне условные вещи, знаю. Просто мне кажется, что это как раз и есть конструктивная критика в адрес дизайнера, которую нужно воспринимать нормально и без обид.

И вот, уже все луки розданы и модели готовы взорвать зал, который постепенно заполнялся и заполнялся, собрав в итоге полный аншлаг. Показ начался с демонстрации видео. Судя по реакции зала, зрительского внимания хватило минуты на три. А потом в темноте экрана мы стали замечать синие точки мобильных телефонов — заскучали. Но были и те, кто клятвенно уверял нас потом, что досмотрел до конца и даже всплакнул, где нужно было. Обещаем, что при подготовке к следующему сезону мы учтем этот «временной» огрех или будем забирать на входе любые средства связи — еще не решили.

Как только видео закончилось, грянула музыка. Друг за другом модели «расстреливали»  зал под электронные пулеметы Light Asylum. После видео зал реагировал вдвое живее, до самого конца провожая моделей оценивающим взглядом, а главные герои нет-нет, да и удостаивались робких аплодисментов в свой адрес из разных концов зала.  И тут случилось «страшное», когда горе-звукорежиссер, которому были даны четкие устные инструкции, а потом еще и донельзя четкая фотография с луком, на котором нужно было переключить один трек (бодрый) на другой (мерный и трагичный), поскольку наш моряк умер и попал в подводный мир, где все русалки облачились в вечерние шелковые платья by TSU RAN, взял и перевернул, так сказать, идею, врубив финальную песню Патрика Вольфа на всю катушку в середине показа. Лицо постановщика Никиты стало просто снежным, Дина пророкотала «Су-у-у-ки! Это же финал!», модели застыли с открытыми ртами. Одна Наташа ничему уже не удивлялась, поскольку в прошлом сезоне в самый ответственный момент, как раз после презентации слайд-шоу, компьютер вдруг испустил дух и показ задержали. Правда, когда бук реанимировали, никто из «работников сцены» даже не задумался о том, что нужно убавить громкость в колонках, и весь зал насладился мелодичным приветствием операционной системы Windows…

А между тем показ продолжался. Быстро обсудив (не без мата, конечно) сложившуюся ситуацию, решили ничего не отменять. И вот, под орущего «Тристана» Патрика Вольфа, стали выходить-выплывать русалки. Надо отметить, что девушки-модели выдержали все это стоически и дефилировали как надо. За исключением, пожалуй, одного лишь досадного недоразумения, когда у модели было слишком глубокое декольте и чересчур длинный шлейф, на который она неосторожно наступила, оголив на радость публике грудь. Дальше все пошло, как и было изначально задумано, разве что финальный выход состоялся под совсем иной трек. Когда показ завершился, всех обуяла такая радость, что о досадном промахе звукорежиссера на какое-то время забыли. Все поздравляли Наташу и были счастливы.

В приподнятом настроении пошли на пресс-конференцию. Журналисты традиционно задавали много неинтересных вопросов, как то: «Носибельна ли ваша одежда?», «Почему красное платье в середине?», «Чем вдохновлялись?», «Из чего шили?», «Почему все ваши коллекции такие трагичные?», «Для чего эпатируете голой грудью?». Уставшая от нехватки сна и переизбытка эмоций, Наташа парировала журналистам односложно и просто. На помощь к ней приходила Дина, эмоционально объясняя, что то, что висит в минском ГУМе, не имеет никакого отношения к моде, и если выпустить на подиум нечто похожее (что и делает большинство белорусских дизайнеров) — вот как раз в этом и заключается настоящий трагизм и мрак. А про грудь отвечали честно и по существу: что «в этом сезоне ничью грудь показывать не планировали, это вышло случайно». Такое впечатление, что такое могло произойти только у одной на всей планете Наташи Цуран.

Удовлетворив любопытство пассивных журналистов, стали собираться домой. Муж Наташи Игорь отправился разбираться с руководством Недели моды касательно ошибки с музыкальным сопровождением. Наташа принимала похвалу от гостей показа. Некоторые модели готовились к следующему выходу. Все закончилось.

Все были безумно уставшими и измотанными, но after-party решили не отменять. Сытые по горло спертым воздухом и духотой бэкстейджа, решили праздновать успех на свежем воздухе и вдали от людей. Купили шампанского и вина. Обсуждали, что было сделано правильно, а над чем еще предстоит поработать. По пути домой чувствовалось удовлетворение от проделанной работы, но оно было отчего-то неполным: то ли от внезапных неполадок с музыкой, то ли от перенапряжения. Но это не главное, пожалуй. Главное, что несмотря на все накладки, все говорили о том, что «вот в следующем сезоне…». А это значит, что будет еще лучше. По крайней мере — мы будем на это надеяться.

Фото: Дина Данилович, Дмитрий Тригубенко, Денис Головей

May 18, 2012

keywords: , , , , , , ,

printe-mailshare

advertisement